пятница, 8 мая 2015 г.

Концлагерь "Красный" – крымский Бухенвальд

Алексей ВАСИЛЬЕВ,
фото автора

Сегодня, 8 мая, в селе Мирном Симферопольского района торжественно откроют мемориальный комплекс "Красный". На этом месте, на территории одноименного совхоза, с июня 1942-го по апрель 1944 года находился концлагерь, где были замучены, расстреляны, умерли от голода и болезней тысячи крымских узников,   в основном члены семей партизан и подпольщиков.
В кратчайшие сроки
На прошлой неделе председатель Комитета по культуре и вопросам охраны культурного наследия Государственного совета Республики  Крым Светлана Савченко рассказала журналистам о том, что строительство комплекса велось "достаточно интенсивно", поэтому мемориал возвели в кратчайшие сроки. Не обошлось без трудностей.
– В процессе строительства возникли проблемы из-за того, что партнеры на Украине, по известным политическим причинам, отказались или не смогли сотрудничать с нами, – пояснила Светлана Борисовна. – К счастью, мы нашли взаимопонимание и поддержку практически во всех российских регионах, но существенную материальную помощь нам оказали Cамарская и Воронежская области и Чеченская Республика. Спасибо им за это!
Что здесь было
О том, что происходило в концлагере "Красный" в начале сороковых, обозревателю "НК" рассказал секретарь общественного комитета по увековечению памяти жертв нацизма в концлагере "Красный" Олег Родивилов:
– Это было одно из 116 мест принудительного содержания людей в Крыму во время фашистской оккупации. "Красный", в отличие от т.н. сортировочных лагерей, был лагерем смерти. К примеру, недалеко находился сортировочный лагерь "Картофельный городок", через который прошло 140 тысяч человек, причем 40 тысяч из них погибли (это даже больше, чем в "Красном"). Но большинство узников – 100 тысяч уничтожены не были – их отправили на принудительные работы в Германию. В "Красном", ни на какие работы не направляли, здесь только истребляли людей. Охрана лагеря отличалась особо "творческим" подходом к вопросу уничтожения заключенных. Так, матерей с детьми топили в ямах с фекалиями, вырытых под лагерными туалетами. Также практиковалось массовое сожжение: живых людей, связанных колючей проволокой, складывали в несколько ярусов, обливали бензином и поджигали. Очевидцы утверждают, что "больше всего везло тем, кто лежал снизу" – они задыхались под весом человеческих тел еще до казни.
"Красный" был единственным концлагерем в Крыму, где работали кострища-крематории. Для сравнения: за семь лет работы фабрики смерти Бухенвальда было уничтожено 56 тысяч человек, то есть 8 тысяч в год. В "Красном" же за два года было умерщвлено более 15 тысяч. То есть по порядку жертв эти лагеря практически одинаковы.
Кого убивали
 - Иногда говорят, что в концлагере "Красный"  массово уничтожались евреи, – продолжает Родивилов. – Могу ответственно заявить, что это не так: евреев к тому времени фашисты уже уничтожили. Но говорить о том, что   там находились только русские, я тоже не могу: если партизан был татарином, он мог быть тоже там умерщвлен... И всё же большинство погибших в лагере были  русские.
В Акте государственной комиссии по злодеяниям оккупантов в совхозе "Красный" от 30 апреля 1944 года сказано: "... комиссией установлено, что многим узникам концлагеря не было предъявлено никакого объявления. Уничтожение их диктовалось стремлением немецких захватчиков к истреблению русского народа".
Кто убивал
По словам Олега Родивилова, немцы в концлагере занимали только руководящие роли, и было их не так уж много – начальник лагеря, интендант, переводчик, завхоз, врач. Может, еще несколько человек. Грязной работой занимались добровольцы 152-го батальона. Подробнее об этом нам рассказал доктор исторических наук, профессор Олег Романько:
– 152-й батальон Вспомогательной полиции порядка, или Schuma, был сформирован в октябре 1942 года и первоначально дислоцировался в Джанкое. В январе 1943 года, после завершения подготовки, его перебросили в Симферополь для охраны концлагеря в совхозе "Красный".
Части подобного типа создавались, как правило, мононациональными. В зависимости от региона, были эстонская, латышская, литовская, белорусская и украинская Schuma. В Крыму в основу организации Schuma также был положен национальный принцип – в нее набирали крымскотатарских добровольцев. 152-й батальон насчитывал 320 человек. За исключением девяти немцев-инструкторов, все они первоначально являлись крымскими татарами. Со временем в такие части стал попадать персонал нетатарской национальности, главным образом, на офицерские и унтер-офицерские должности. Но в любом случае численность нетатар никогда не выходила за пределы 10%.
Добровольцы 152-го батальона отвечали за охрану концлагеря в совхозе "Красный". Они сторожили бараки с узниками, сопровождали их на работы, наказывали провинившихся. В показаниях свидетелей сказано, что начальник лагеря СС обершарфюрер Шпекман привлекал добровольцев для выполнения "самой трудной работы". В данном случае имеются в виду единичные экзекуции над заключенными, а также групповые или массовые акции уничтожения, которые стали проводиться в "Красном" практически сразу после прибытия 152-го батальона.
Дома на могилах
В конце девяностых группа симферопольцев, создавшая впоследствии общественный комитет по увековечению памяти жертв нацизма в концлагере "Красный", стала проводить субботники на мемориале (в то время он представлял собой небольшую территорию с обелиском в центре).
К слову, и жители села Мирного неоднократно требовали от власти создания мемориального комплекса на месте бывшего концлагеря "Красный", направляли в соответствующие инстанции свои обращения. Однако вопрос не решался в течение многих лет.
 – Тем временем в 2006 году самочинно была захвачена территория двух братских могил времен Великой Отечественной войны: крематорий № 1, где было уничтожено не меньше 2 500 крымчан, – рассказывает Олег Родивилов, – и крематорий № 2, где погибло не менее 1 700 граждан.
Территория крематория № 1 находится в трехстах метрах от нынешнего мемориального комплекса. Там несколько лет назад был самовольно выстроен дом, а сейчас продолжается (!!!) строительство еще двух домов.
Территория крематория № 2 находится в полутора километрах от Мирного, в урочище Дубки, на его месте самозахватчики построили "этническое" село, названное ими в танзанийском стиле Дар-эс-салам.
– Я не исключаю, что это могут делать потомки тех добровольцев, дабы осквернить братские могилы, совершить глумление над павшими, тем самым получить своего рода сатисфакцию, – предполагает Родивилов.
Борьба крымчан
Крымчане многократно обращались к местным и киевским властям по поводу актов вандализма, творящихся на месте бывшего концлагеря. Киев не реагировал.
Наконец, 18 мая 2011 года Верховный Совет Крыма принял постановление № 370-611 "Об объявлении территории бывшего фашистского концлагеря, располагавшегося в годы Великой Отечественной войны на землях совхоза "Красный", историческим памятником местного (Автономной Республики Крым) значения "Концлагерь "Красный". В тот же день историческим памятником признали сожженное коллаборационистами греческое село Лаки. К слову, в этот же день было принято постановление о создании музея украинской вышивки имени Веры Роик.
Угадайте, какое постановление было реализовано в кратчайшие сроки?
 Прошло четыре года, прежде чем (пару месяцев назад) мемориальный комплекс начали строить. Власть прозрела и осознала? Как же! Если бы не возвращение Крыма в Россию, никакого мемориала бы не было. И дело не в том, что наши чиновники не патриоты – просто деньги, попадавшие им в лапы, шли на более полезные (для них) дела.
Вторая очередь
Недавно на вопрос обозревателя "Нового Крыма" о возможности расширения территории мемориального комплекса за счет земель с самозахватами глава администрации Симферопольского района Ирина Бойко ответила, что такой вариант возможен:
– Действительно, нам известно, что территория концлагеря распространялась значительно шире. По поводу территории в Дубках ничего не могу сказать. Но совершенно точно после завершения строительства нынешнего мемориала будет вторая очередь реконструкции, она затронет территорию напротив нынешнего комплекса.
С этим же вопросом и с просьбой уточнить сроки введения второй очереди комплекса мы обратились и к председателю Комитета по культуре и вопросам охраны культурного наследия Государственного совета Республики Крым Светлане Савченко:
– Сроки пока не определены. Более того, есть две причины, затрудняющие строительство. Первая – отсутствие средств. Вторая – территория, где предполагается возведение второй очереди мемориального комплекса, застроена. И нам предстоит выяснить законность этой застройки.
Хочется верить, что время выяснения законности застройки не затянется, обещания чиновников не останутся просто словами и после того, как мы отметим юбилей Великой Победы, проекты строительства второй очереди мемориала не лягут под сукно. До следующей круглой даты.
Сокращенный вариант статьи опубликован в газете "Новый Крым" №16(39) 7 мая 2015г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий