понедельник, 28 июля 2014 г.

Человек из «Назарета»/ Крымский врач лечил индейцев, руководил синдикатом и создал клинику в Коста-Рике


Олег МАРКЕЛОВ,
авторский вариант статьи.
Сокращенный вариант опубликован в газете
"Аргументы и факты - Крым", 2014г.

Индейский ребенок мог умереть. Его надо было срочно отправлять в госпиталь, который находился в городе. Но как только родители ребенка услышали слово «госпиталь», они начали плакать.
- Оказывается, у индейцев в этой резервации существует поверье, что живым из госпиталя никто не возвращается, - рассказывает крымский врач Сергей Крутько, который живет и работает в Коста-Рике. – Я пытался убедить родителей, что без лечения в условиях стационара их сын погибнет, но безуспешно.
В конце концов, индейцы просто забрали ребенка и убежали в лес. А спустя время, когда Крутько работал в госпитале города Лимон, он  понял, что страх индейцев не был простым суеверием.  Дело в том, что их дети часто заражались внутрибольничной инфекцией,  против которой были бессильны любые антибиотики, и умирали именно от этой инфекции. Детские трупы отдавали безутешным родителям

   


Жизнь с нуля     
На ПМЖ в Коста-Рику – небольшую страну в Центральной Америке – крымский врач-невропатолог Сергей Крутько переехал незадолго до развала Советского Союза.
Чтобы подтвердить свой диплом, Крутько пришлось сдать 16 письменных, 5 устных экзаменов, фактически заново проштудировав медицинскую науку, и еще раз пройти интернатуру. Получив право на медицинскую практику, Сергей лечил индейцев в резервации на границе с Панамой, работал в государственном госпитале, а одно время даже был лидером синдиката врачей  (так здесь называют профсоюзы) в провинции Лимон.  
Около 15 лет назад он создал частную клинику, которая находится неподалеку от столицы страны города Сан-Хосе. Клиника называется «Назарет».
- Почему «Назарет»? Во-первых, Коста-Рика – католическая страна, и библейские названия здесь не редкость, - объясняет Сергей. – А во-вторых, мне и моим крымским друзьям и коллегам, вместе с которыми мы создавали клинику, нравится рок-группа «Назарет».

Плюсы и минусы
В первые годы работы, когда Крутько только знакомился с системой здравоохранения Коста-Рики, он постоянно сравнивал ее с советской. По словам Сергея, свои плюсы и минусы есть у обеих систем, но советская, на его взгляд, была более эффективной.  Сейчас такая система сохранилась только на Кубе.
В Коста-Рике страховая медицина. Граждане страны платят обязательную медицинскую страховку как налог. Это примерно 10 процентов от зарплаты.
– В экстренных и серьезных случаях помощь оказывается быстро и очень качественно, вне зависимости от уровня доходов, -  рассказывает Крутько. – По страховому полису делаются даже операции на сердце и пересадка органов. А вот если человек просто заболел, у него температура, и ему надо взять больничный, то начинаются проблемы. Чтобы попасть к врачу, нужно занять очередь часа в четыре утра, за три часа до открытия поликлиники. Принять всех, как правило, не успевают, поэтому людям приходится приходить на следующий день и снова выстаивать очередь. К тому же больничные выписывают очень неохотно. А рассчитывать на полноценную медицинскую помощь в такой государственной поликлинике не приходится – в лучшем случае врач пропишет парацетамол. Поэтому те, кому больничный не нужен, обращаются в частные клиники.

Английский пациент
По убеждению Крутько, фармакологические препараты – это не основное средство лечения. В работе с пациентами он старается использовать элементы психотерапии, показать людям, почему они заболели.
А пациенты бывают разные. 
- Однажды мой друг-костариканец Эдуардо привез в индейскую резервацию английского туриста, - рассказывает Крутько. – Этот турист принял там какой-то наркотик, может, покурил чего-то. Мой друг позвонил мне, сообщил, что англичанину плохо, он потерял ориентацию во времени и пространстве, попросил помочь. Я оставил  пациента в клинике и принял меры, чтобы его компенсировать. Через сутки англичанин пришел в себя, и я привез его к себе домой, чтобы передать Эдуардо. Мы пообедали,  друг поблагодарил меня. И вдруг англичанин берет со шкафа календарь с изображением Сталина, Рузвельта и Черчилля на Ялтинской конференции (мне этот календарь подарили в Крыму) показывает на него и говорит: «Смотри, Эдуардо, это мой дедушка!». Я чуть со стула не упал – вылечил, называется, больного. Осторожно спрашиваю англичанина: «А кто твой дедушка? Вот этот?» - показываю на Рузвельта. Он говорит – нет. «Тогда может быть, этот?» - показываю на Сталина. Он отвечает – «Нет. Вот мой дедушка!». И тычет пальцем в какого-то человека, который стоит за спиной Черчилля. Как выяснилось, дед моего английского пациента действительно служил в охране Черчилля и был на Ялтинской конференции. Я, конечно, подарил англичанину этот календарь.

Как шаман врачу помог
Как ни странно, но взглянуть на себя, свою профессию и окружающий мир по новому доктору Крутько помог индейский шаман по имени Эрнесто.
- Несколько лет назад я участвовал в нескольких экспедициях на Амазонку, в регионы Перу и Бразилии, где проживают племена индейцев шипибо, - рассказывает Сергей. – Экспедиции организовал крымский психотерапевт Вячеслав Гусев. Индейцы шипибо практикуют особый шаманский ритуал, в котором мы принимали участие.
В то время у Крутько была проблема – камни в желчном пузыре. Он понимал, что заболевание имеет психосоматичнский характер: хронический стресс вызывает выброс адреналина в кровь, это приводит к дисбалансу вегетативной нервной системы, спастическим явлениям в желчном пузыре и желчных протоках. Отток нарушается, возникает застой, молекулы желчи выпадают в осадок. В результате постепенно образуются сначала «песок», а потом и камни.
- Ночью после ритуала, который провел Эрнесто, я проснулся от невыносимой боли в области желчного пузыря, - рассказывает Крутько. – Началась рвота, словом, было очень плохо. Уснул я под утро. А когда проснулся, понял, что чувствую себя отлично. Когда в клинике мы сделали УЗИ, оказалось, что камней нет. Более того, я изменил отношение ко многим вещам, стал менее желчным, циничным, более «благостным», как говорили друзья. Я и своих пациентов стараюсь побудить изменить тот образ жизни, который привел их к болезни.  Тогда лечение будет успешным.
Кстати, в разговоре Крутько часто употребляет выражение «У нас в Коста-Рике». Теперь для него это родина. Он – «русский костариканец».   


Кстати
В индейской резервации Крутько работал врачом общей практики. По его словам, у индейцев есть своя народная медицина и свои целители – курандеро (не путать с шаманами, шаман – это духовное лицо, жрец). Они лечат большинство известных болезней, за исключением острых состояний, требующих срочного хирургического вмешательства. При этом курандеро  – хорошие диагносты, и в острых случаях они как правило направляют своих пациентов к «белым» врачам .
-  Об эффективности индейской медицины можно судить по такому примеру, - рассказывает Крутько. – В Центральной Америке распространена кожная форма лейшманиоза. Это заболевание вызывает паразит, попадающий в кровь с укусом насекомого. В результате на коже по всему телу возникают незаживающие язвы. Современная медицина научилась бороться с этим заболеванием сравнительно недавно, причем для лечения применяется очень токсичный препарат. А курандеро испокон веков лечат это заболевание травами и специальной диетой. И очень успешно.
Теме не менее, индейцы все чаще обращаются к «белым» врачам. Дело в том, что при лечении у курандеро больной должен выполнять все его рекомендации, которые включают в себя диету, голодание, изменение образа жизни. Это долго и сложно. А «белый» врач дает таблетку – и порядок…
- Индейцы деградируют, и виновата в этом, как ни странно, та помощь, которую оказывают им власти и благотворительные организации, - говорит Крутько. – Им дарят еду, одежду, делают все, чтобы они не думали об автономном существовании. Индейцам платят деньги, которым нет места в традиционной для них системе отношений. Это настоящая чума, потому что деньги в основном тратятся на алкоголь. И люди очень быстро спиваются.

Досье

Сергей  Николаевич Крутько родился в 1962 году в Евпатории. В 1986 году закончил Симферопольский медицинский институт. До отъезда в Коста-Рику работал в Центральной курортной поликлинике Евпатории, на «Скорой помощи», был заведующим отделом медицинской статистики при Евпаторийском городском отделе здравоохранения.  Женат, имеет двух дочерей и сына. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий