понедельник, 31 марта 2014 г.

«ПУСТЬ ЖЕ ПАВШИЕ В БОЮ БУДУТ ВСЕГДА БЛИЗКИ ВАМ…»



 
Людмила КАСЬЯНЕНКО

Вновь на крымскую землю  пришла весна. Радостная, солнечная, победная. Весна, когда мы отмечаем 70-летие освобождения Крыма от фашистских захватчиков и вспоминаем подвиг тех, кто спас мир от коричневой чумы. Среди тысяч героев и наши коллеги работники Русского театра им.М.Горького – члены подпольной группы «Сокол». На фасаде театра мемориальная доска: «Артистам  и работникам театра, подпольщикам, погибшим  от рук немецко – фашистских  оккупантов:

Барышеву Н.А.            
Перегонец А.Ф.         
Добросмыслову Д.К.   
Яковлевой З.П
Чечеткину П.И.            
Озерову И.Н.                
Ефимовой П.Т.             
Савватеееву О.А.»


И сегодня хотелось бы вспомнить о том, какими  они были, как сражались с врагом.
 


Руководитель подпольной группы Николай Барышев, главный художник театра. Собственно название группа получила благодаря его партизанской кличке – Сокол. Коллеги любили Николая Андреевича за искренность и доброту, уважали за принципиальность и силу воли. Харизматичный  Барышев  умел сплотить вокруг себя людей. Цельность  характера счастливо соединилась у него с ярким дарованием. Как сценограф он много экспериментировал, создавая  оригинальные решения в оформлении спектаклей.  Среди его творческих удач художественное оформление спектаклей «Недоросль» Д.Фонвизина, «Укрощение строптивой» В.Шекспира, «Коварство и любовь» Ф.Шиллера, «Вишневый сад» А.Чехова.
Николай Андреевич в коллективе театра был подлинным лидером, авторитет его был непререкаемым. Сегодня большинство историков  сходятся  во мнении, что Барышев  был оставлен партийным руководством для подпольной деятельности, а не случайно не успел эвакуироваться, когда в Симферополь ворвались оккупанты. Известный театровед  Н.И.Эльяш, в годы Великой Отечественной войны бывший советским разведчиком, работавшим в Симферополе, спустя сорок лет подчеркивал, что Барышев был хорошо законсперирован. Даже опытный разведчик не заподозрил в нем активного участника  подполья.
В первые месяцы оккупации театр понес невосполнимые утраты. В декабре 1941 года был расстрелян один из ведущих артистов труппы Яков Смоленский. В феврале 1942 в гестаповских застенках погиб прекрасный актер и благороднейший человек Анатолий Добкевич, муж  Перегонец. Александра Перегонец  была актрисой уникального дарования,  как сказали бы сегодня, настоящей звездой.  Непревзойденная, блистательная на сцене, в жизни она была скромна и даже застенчива. Симферопольские театралы буквально боготворили её. Спектакли с её участием шли на аншлагах.
Весной 1942 года начался массовый угон в Германию молодёжи. Именно тогда Барышев предложил убитой горем Перегонец создать театральную студию, чтобы спасти хотя бы часть молодых крымчан. Набор в студию Александра Федоровна осуществляла с актрисой Еленой Алексеевной Одоевской. Как и предполагал Барышев, смысл набора молодежь поняла сразу. Приняли  50 человек. Позже прибавилась еще одна студийка. Её взяли по просьбе Барышева. Это была разведчица – радистка Наташа (Татьяна Овсюг).
 В апреле 1942 оккупанты издали указ, обязывающий артистов приступить к работе. 15 мая театр начал  работать. Играли русскую классику,  музыкальные спектакли, оперетты.
К концу 1942 года Барышеву  и Перегонец удалось установить связь с партизанским движением. Подпольщики снабжали партизан медикаментами, теплыми вещами. Собирали они и разведданные. Н.Барышев составил карту города с указанием фашистских военных военных объектов, расположенных в Симферополе, которую передали на Большую землю. Эта карта оказалась ценным подспорьем  для советского командования.
У каждого подпольщика был свой участок  деятельности. Активными членами группы «Сокол» были супруги актеры Зоя Яковлева и Дмитрий Добросмыслов, с которыми Барышев был знаком ещё со времен учебы в Казани и в которых был уверен, как в себе. В театре им. М.Горького Яковлева и Добросмыслов работали с 1932 года. Дмитрий  Константинович был любимцем публики: красивый, пластичный, с огромным сценическим  обаянием, сильным  темпераментом и прекрасным баритоном оперного диапазона. Во время войны у него открылся ещё один незаурядный дар -  разведчика. Блестящий исполнитель характерных ролей, мастер перевоплощения на сцене – в эти дни он перевоплощался так, что его не понимали даже люди,  хорошо с ним знакомые. Он безотказно выступал в концертах для  немецких солдат, никогда  не отказывался спеть и станцевать канкан вместе  с Яковлевой на офицерской пирушке. А в результате у партизан появились важнейшие сведения о перемещениях фашистских частей.
Зоя Павловна Яковлева до войны замечательно играла социально- бытовые роли в пьесах Островского, Гоголя, Горького. Среди коллег слыла человеком честным и принципиальным, не признающим закулисных интриг. Во время оккупации, по воспоминаниям современников, Яковлева на репетициях постоянно вязала носки, варежки. На вопрос «Зачем?» отвечала: «Жизнь стала дорога. Меняю на продукты». А на самом деле все это с помощью Барышева и Ефимовой отправлялось в лес, к партизанам.
Прасковья Тарасовна Ефимова, работавшая в театре уборщицей, была связной Барышева. В своей большой сумке эта отважная женщина переносила  не только теплые вещи и медикаменты для партизан, но и листовки со сводками Совинформбюро. Эти листовки расклеивали и подкладывали в почтовые ящики симферопольцев все члены группы. Но особенную смелость проявляли в этом опасном деле Илья Озеров, Павел Чечеткин, ученик  Барышева  пятнадцатилетний Олег Саватеев. Смелый, не по летам сосредоточенный, Олег яростно ненавидел фашистов, Барышеву ни раз приходилось объяснять ему, что вести подрывную работу надо осторожно. Но юношеская беспечность иногда брала верх. После войны участники симферопольского молодежного подполья вспоминали, как  однажды во время спектакля для немецких и румынских солдат, Олег бросил в темноте с балкона пачку листовок на немецком языке. В них было обращение к солдатам – не верить фюреру и сдаваться в плен.
Верными помощниками Барышева были костюмер Илья Озеров и машинист сцены Павел Чечеткин. Скромные,  трудолюбивые, настоящие мастера своего дела, во время войны они проявили себя  настоящими героями. Один из руководителей партизанского движения Крыма писатель Георгий Северский уже в восьмидесятых годах прошлого века рассказывал, как благодаря Барышеву, Чечеткину и Озерову удалось сорвать концерт певца Петра Лещенко, который должен был состояться в театре после награждения особо отличившихся солдат и офицеров вермахта. Накануне ночью Чечеткин и Озеров проникли по пожарной лестнице в гостиничный номер  певца и запугали его до такой степени, что он, не говоря никому ни слова, исчез из Симферополя. Концерт не состоялся. Гитлеровский праздник был испорчен.
Помогали Барышеву в подпольной деятельности  костюмер Елизавета Кучеренко, один из ветеранов театра бутафор Андрей Сергеевич Карлов, дочь Ефимовой Тамара.
Подпольщикам удалось сохранить сотни уникальных исторических костюмов, спасти здание театра, которое гитлеровцы, уходя из города, собирались взорвать. В начале марта 1944 года в Симферополе начались повальные аресты. 13 марта руководство подполья приказало группе Барышева уходить к партизанам.  Это распоряжение Николаю Андреевичу передал подпольщик В.Михайлов (его воспоминания приводит в книге «Александра Перегонец.  Судьба актрисы»  С.Ландау). В ответ на этот приказ Барышев сказал: « Отсидимся. Есть конспиративные квартиры. А когда утихнет – выйдем». Знал, что у большинства подпольщиков семьи… - всех не уведешь… А без родных – не пойдут, ведь оставшихся расстреляют… И уходить почти невозможно. А оставаться опасно. Каждый решал на свой риск. Барышев решил так. Однако «отсидеться»  не  удалось.  Первыми  были  арестованы  Чечеткин  и  Ефимова.  18 марта  гестаповцы арестовали Перегонец, Яковлеву, Добросмыслова. 19 марта – Барышева, Озерова, Саватеева. 10 апреля 1944 года, за три дня до освобождения Симферополя, подпольщиков  расстреляли.

 …Вот  уже 70-я весна, как они ушли в бессмертие, но память о них жива в родном Академическом русском театре им.М.Горького, в пронзительном спектакле «Они были актерами», в мемориальной доске на фасаде театра. Подвиг героев свят  не только для работников театра, но и для всех крымчан.



                                                                                     




Комментариев нет:

Отправить комментарий