вторник, 12 ноября 2013 г.

Их убили дважды



Наталья КИСЕЛЁВА


Фотографии Сергея Киселёва

Клава Юрьева. 18-летняя девушка из Зуи, погибшая в 1942-м, героически сражаясь с фашистами и их пособниками. В честь подвига партизан на Зуйской заставе (Долгоруковскя яйла) ещё в советское время поставили памятник. За ним ухаживали комсомольцы. Потом комсомольцев не стало и памятник постепенно разрушило время, а затем и вандалы. Сбили буквы, хранившие фамилии партизан. Разбили фотографию Клавы Юрьевой… 




ВСПОМНИМ ВСЕХ ПОИМЁННО 
Это был «большой прочёс», в результате которого фашисты надеялись уничтожить крымских партизан.
Сказать, что силы были неравными, значит не сказать ничего. В своих воспоминаниях Николай Луговой пишет, что на уничтожение 550 партизан были брошены 26 тысяч гитлеровцев — «20 000 немцев и румын и 6 000 полицаев».
На стороне врага было всё: и численное преимущество, и перевес в оружии, и лучшие позиции. Фашисты считали разгром партизан неизбежным… Но оккупанты ошиблись, не учтя одного фактора — партизаны сражались за Родину. 

На комсомольской заставе Зуйского отряда «горстка храбрецов в течение 30 часов сдерживала натиск двух батальонов врага» — пишет автор советских путеводителей по партизанским местам Крыма Екатерина Шамко. Это командир Павел Володин, политрук Никита Бороненко и девять бойцов — Михаил Белодед, Пётр Власюк, Иван Князев, Сейдали Куртсеитов, Виталий Поляков, Яков Сакович, Михаил Соловьёв, Анатолий Шишкин и единственная девушка Клава Юрьева.

Она погибла в этом бою, поднимая своих товарищей в атаку.
Потом Клаву Юрьеву и её боевых товарищей убили ещё раз… вандалы, изувечившие памятник в 90-е. Несколько лет тому назад его восстановили. Рядом с красной стелой положили диабазовую плиту с выбитыми на ней фамилиями тех, кто сражался на Зуйской заставе. Слава Богу, руки вандалов до неё пока не добрались. Но теперь «постаралась» погода. Некогда чёткие на чёрном диабазе буквы потускнели, их очертания еле угадываются и то под определённым углом зрения.
«Давайте их покрасим», — предложила нам дочь. Что мы и сделали в прошлое воскресенье, выйдя тремя поколениями (дедушка, бабушка, дети и внуки) в привычный, как раньше говорили, поход выходного дня. 
А в горы мы ходим всегда. В молодости путешествовали с друзьями/товарищами. Потом стали брать с собой детей, а теперь — и внуков.
В этот раз в рюкзаке кроме обычного походного набора лежали кисточки и краска. Красили в три руки: я, дочь и старшенькая семилетняя внучка. Младшая трёх лет читала нам уже окрашенные буквы. Мужчины прибрали вокруг памятника.
Теперь фамилии этих героев чётко выделяются на глянцево-чёрной диабазовой плите и «смотрят» в голубое крымское небо:
К. Юрьева
Н. Бороненко
Я. Сакович
В. Поляков
М. Соловьёв
М. Белодед
П. Власюк
С. Куртсеитов
И. Князев
А. Шишкин.
По-разному сложились их судьбы. Яков Сакович прошёл всю войну и освобождал Симферополь. Его именем названа одна из улиц Симферополя.
Есть на карте нашего города и улица Сейдали Куртсеитова. Он не дожил до освобождения Крыма несколько месяцев. В 44-м Сейдали командовал первой группой 18-го партизанского отряда Северного соединения. Раненым он попал в плен. Его зверски пытали и, не получив никаких сведений, привязали к верхушкам двух деревьев и разорвали на части.
В июле 1942-го на Зуйской заставе погибли политрук Никита Бороненко и 18-летняя Клава Юрьева. 


ТАКОЕ НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ
«Знаете, чего требовала от меня Клава Юрьева в той заварухе на высоте девятьсот восемьдесят? — рассказывал выживший в том бою Яков Сакович Николаю Луговому. — Да-да, самой настоящей улыбки. Тут бьют — головы не поднять, от взрывов мин и снарядов земля на дыбы встаёт, а Клава подползла, припала в окопе рядом и мне: «Яша, улыбнись!..»  Я метнул в её сторону взгляд: «Рехнулась, что ли?», а она — своё: «Улыбнись, говорю! Вид у тебя не бодрый. А бойцам бодрость нужна, понимаешь?» Пришлось улыбнуться».
Луговой пожал Саковичу руку: «Благодарю, Яков Матвеевич за службу. И за слово о Клаве спасибо. Такое не забывается, не должно забываться».
Но, увы, забывается…
Многие памятники крымским партизанам, особенно те, что в горах, сегодня разрушены. Не только временем, нашей короткой памятью, но, увы, и вандалами.
Но меня радует, что постепенно их приводят в порядок. И не только местная власть накануне юбилеев, но и обычные люди. Вот так собираются и восстанавливают по мере своих сил и возможностей. Мне кажется, это стало уже доброй традицией.

·        В прошлом году энтузиасты реконструировали землянку Феодосийского партизанского отряда.
·        В сентябре 2012-го реставрировали памятник Ак-Мечетскому партизанскому отряду в урочище Адымтюр.
·        В октябре реконструировали памятник Джанкойскому партизанскому отряду.
Крымчане не только восстанавливают разрушенные памятники, но и устанавливают новые.
·        В мае 2011 года на хребте Абдуга поставили памятник партизанам, погибшим от голода. Это самая трагическая страница в истории крымского партизанского движения.   
·        В июле этого года в районе Караби-яйлы в честь погибших пограничников поставили памятный знак с надписью: «У подножия горы Каратау 5 ноября 1941 года в неравном бою с передовыми отрядами немецкой 22-й ПД погибло более 25-ти пограничников из состава 294-го и 297-го СП 184-й СД погранвойск НКВД СССР. ПОГИБШИМ ЗА РОДИНУ — СЛАВА!» 
Это далеко не полный перечень восстановленных и установленных памятников партизанам Крыма. Люди, которые этим занимаются, не пиарятся, не устраивают шумных акций… Это их реквием по крымским партизанам.       

Кстати сказать, в первых числах ноября исполняется 72 года с начала партизанского движения в Крыму, история которого полна трагических и героических событий.

"Крымское время" №120 от 7 ноября 2013


1 комментарий:

  1. Памятник Зуйской заставе сегодня был отреставрирован семьёй Стаценко (Симферополь).

    ОтветитьУдалить