четверг, 31 октября 2013 г.

Вчера были большие, но по пять, а сегодня маленькие, но по три




Наталья КИСЕЛЁВА

Если бы Украина была действительно европейским государством не географически, а ментально, то прежде чем, задрав штаны, бежать за евроинтеграцией, Киев провёл бы референдум, на котором граждане высказали бы своё мнение, куда идти — на Запад или на Восток. Мало того, голос крымчан на таком референдуме, должен был звучать отдельно. В соответствии с европейскими традициями, например, в автономиях Финляндии и Дании. 



Перед тем как Финляндия решила присоединиться к ЕС, в стране провели опрос граждан. Причём жители финской автономии — Аландских островов — определялись с евроинтеграцией отдельно от остальных граждан государства. И также отдельно Аланды заключили с Евросоюзом особый протокол, параграфы которого далеко не во всём совпадают с договором Финляндии с ЕС.
В Дании процесс слияния с Евросоюзом проходил схожим образом. Сначала референдум на всей территории и отдельный в автономии Фарерских островов. Фарерцы, в отличие от датчан, евроинтеграцию не поддержали и не вошли в состав ЕС. А вот жители Гренландии оказались в Евросоюзе против своей воли, так как автономией тогда — в 1973-м — не обладали.  
Получив в 1979 году автономный статус, Гренландия вскоре провела региональный референдум, который показал, что жители острова не изменили своего отрицательного отношения к членству в ЕС, из которого Гренландия вскоре и вышла. Развод автономии с Евросоюзом произошёл цивилизованно. Гренландцы подписали с ЕС выгодный для себя особый протокол о сотрудничестве.
Киев мог бы, следуя примерам Дании и Финляндии, продемонстрировать свою европейскость и поинтересоваться мнением граждан по поводу евроинтеграции. Хотя здесь следует подчеркнуть, что никто Украину в ЕС не принимает, а речь идёт только лишь об ассоциации (подробности о ней читайте на странице ?). Но, тем не менее, узнать предпочтения украинцев не мешало бы. И жителей Крымской автономии тоже. Только эти европейские примеры почему-то не нравятся как раз сторонникам евроинтеграции.
Так, например, в одном из крымских изданий некто, скрывающийся под псевдонимом Бобровица, критикует аналогии между Крымской автономией и Гренландской, заявляя, что «пример с Гренландией сильно хромает — между автономией Дании и Крымом, автономией Украины, нет практически ничего общего». Далее, отказывая крымчанам в праве на референдум, этот евроинтегратор пытается обосновать свою точку зрения.
Вот к чему свелись эти попытки: «Самый большой в мире остров Гренландия площадью 2,2 миллиона квадратных километров <…> и с населением всего 63 тысячи человек (!), состоящим преимущественно из иННуитов (выделено нами), не имеющий вообще автомобильных дорог и развивающий специфическую заполярную экономику, не идет в сравнение с Крымом. Полуостров площадью всего 25 тысяч кв. км и с населением в 2 миллиона человек имеет вполне развитую экономику».  
Попробуем и мы найти логику в этих неуклюжих попытках. Кстати, отметим для «знатоков» Гренландии, что слово «инуиты» пишется с одной буквой н.
Итак, Гренландия большая, а Крым маленький. Ну и что? Размеры территории, конечно, оказывают влияние на политику, но далеко не определяют её. В Евросоюзе, к примеру, состоит большая Франция (более 500 тыс. кв.км) и маленькая Мальта (316 кв.км). Не входят в ЕС самое большое государство в мире (Россия) и самое маленькое (Ватикан).
В общем, никакой корреляции — ни прямой, ни обратной — между размерами территории и вхождением или не вхождением в ЕС не существует. Как, впрочем, нет зависимости между численностью населения и членством или не членством в ЕС, на что намекает Бобровица, указывая, что в Гренландии проживает 63 тыс. человек, а в Крыму — 2 млн.
Диапазон численности населения стран Евросоюза, к примеру, колеблется от Мальты с населением чуть менее 500 тыс. чел. до Германии с населением более 80 млн. А за пределами ЕС находится Китай, количество граждан которого перевалило далеко за миллиард, и Ватикан с населением менее 800 человек.
Теперь про автомобильные дороги, которых в Гренландии нет. Так полагает Бобровица. Но ошибается. Это железных дорог нет в Гренландии, а автомобильная есть. Одна, не очень длинная, но есть. Да и не испытывает Гренландия особой необходимости в автодорогах в связи со спецификой климатических условий.
И, наконец, об экономике. В Гренландии она, по словам Бобровицы, «специфическая заполярная» и, надо понимать, не развитая, потому как ей противопоставляется Крым, который «имеет вполне развитую экономику».
Уж, не знаем, каким прибором автор измерял развитость экономик, но в рейтинге стран по уровню ВВП на душу населения Гренландия немного уступает Дании, занимающей 22 позицию, и опережает большинство (71%) государств-членов ЕС. И тем более Украину, которая в этом рейтинге занимает 107 место.
В общем, доводы Бобровицы не то что хромают, а не лезут ни в какие ворота сравнительного анализа, вызывая в памяти юмореску Михаила Жванецкого про раков. Помните? «Я вчера видел раков по пять рублей. Но больших, Но по пять рублей... А сегодня были по три, но маленькие, но по три...»
Кстати, окончание истории про раков не только показательно, но и поучительно… Для евроинтеграторов:
Вот и выбирай,
по пять, очень большие, но вчера, 
либо по три, маленькие, но сегодня, понял?
Не всё, но понял. Но не всё? Но всё-таки понял...
Хотя не всё, но сообразил почти, да?
Хотя не всё сообразил, но сообразил. 
Хотя не всё.
Ну, пошли. Не знаю куда, но пошли. Хотя не знаю куда.
Но надо идти. Хотя некуда.



«Крымское время, №114 от 24 октября 2013 г.               

Комментариев нет:

Отправить комментарий