четверг, 5 сентября 2013 г.

Сага о благородном семействе


Саг


Марина                ГУСАРОВА
Фото автора

Наверное, сегодня нет симферопольца, которому не известна история спасения Дома Арендта. О том, что здание на улице Карла Маркса, 25, признано памятником истории и архитектуры, мы уже писали на страницах нашей газеты. Но разговор о доме — это еще и повод вспомнить историю династии известных крымских врачей и благотворителей, родоначальником которой стал участник Крымской войны Андрей Федорович Арендт.
На этот раз журналисты смогли узнать историю знаменитой семьи не из книг и архивных документов, а, как говорится, из первых уст, встретившись с прямыми потомками выдающегося врача и воздухоплавателя Николая Арендта — сотрудником Никитского Ботанического сада Ириной Арендт и приехавшими в Крым из Великобритании праправнучкой Николая Андреевича — художницей и писательницей Натальей Арендт и ее дочерью, искусствоведом Ариадной, названной в честь своей знаменитой бабушки.

«Мы рукоплещем и благодарим всех!»
— Я очень рада видеть всех, кто боролся за сохранение этого здания, — признается Наталья. — Когда я узнала о том, что дом получил долгожданный статус, то была потрясена до слез. Мы рукоплещем и благодарим всех! Жаль, что здесь нет моего отца, скульптора Юрия Арендта, правнука Николая Александровича, но он мысленно с нами.
— Я знаю, что в спасении Дома Арендта участвовали не только крымчане…
— Да, конечно! Это были и российские деятели культуры, и представители Великобритании — к примеру, Клементин Сесил, журналистка и основатель общества Охраны культурного наследия, помогавшая в свое время спасти от разрушения дом-музей Чехова в Ялте, известный архитектор Пол Вильямс, культуролог Билл Мак Алистер, режиссер-документалист Клайв Симмондс, композитор Владимир Миллер, посвятивший музыку Дому Арендта, журналистка Розана Дарам, наш родственник доктор Генри Санфорд, потомок не только Арендтов, но и Айвазовских, и очень поддержавший нас знаменитый радиожурналист Сева Новгородцев.
— Одна из тех, кто помогал вам, сегодня здесь, в Крыму…
— Да, вместе с нами из Лондона приехала писательница, режиссер-документалист и основатель программы Open democracy Сьюзан Ричардс, которая хочет написать книгу о семье Арендтов и защитниках дома на Карла Маркса. А сегодня мы презентуем мою книгу о Николае Арендте «Крымский врач и авиатор».
— Насколько мне известно, это уже третья книга об Арендтах…
— Да, первые две — «История моей души» Елены Арендт-Павловой и «Светлые дни детства» — воспоминания моей бабушки, Ариадны Арендт-Латри. А еще две — «Крымская сага: четыре поколения Арендтов-Сонцовых» Елены Арендт-Павловой и моя книга «Ариадна Арендт» — уже готовятся к печати.
— Последнее время все чаще говорится о создании музея семьи в Симферополе. Готовы ли вы и другие родственники помочь с экспонатами, если такой музей появится?
— Безусловно. Отдадим, все, что можем. Это и многочисленные семейные альбомы, и произведения искусства. Замечу, что есть в Крыму еще одно место, связанное с личностью Николая Арендта, — небольшой домик под названием «Мегофули» («Большое гнездо»), в селении Исары, расположенное буквально в километре от водопада Учан-Су близ Ялты. Сейчас там пионерский лагерь. Хотелось бы, чтобы и он тоже обрел статус памятника — тем более, что здание почти не перестроено, и, думаю, сделать это будет гораздо проще.
 «Русский я выучила, чтобы понять Достоевского»
 Пообщались мы и с писательницей Сьюзан Ричардс — причем, говорила британская гостья с представителями СМИ на хорошем русском языке. 



 — Русский я начала изучать двадцать лет назад, — призналась она. — Может, вы удивитесь, но одной из причин стало то, что по-английски Достоевский был мне совершенно непонятен! А вскоре поднялся железный занавес — и я с нетерпением приехала сюда, чтобы узнать, какие вы люди, чем живете, во что верите. Так появилась моя первая книга о России. Потом было сотрудничество с Библиотекой иностранной литературы в Москве, куда мы передали миллион книг на английском языке, собранных обычными людьми. В девяностые годы я много раз была в России, на Украине, писала о переживаниях людей после распада СССР. Вспоминаю, как горько было осознавать, что самые непривлекательные признаки нашего общества появились и у вас. А сегодня мне очень отрадно видеть, что люди начинают многое понимать, бороться за справедливость. История Дома Арендта — яркое тому подтверждение. Я благодарна судьбе за то, что она свела меня с Натальей Арендт, — именно от нее я узнала об этой замечательной семье врачей, ученых, общественных деятелей и филантропов. Мечтаю о том, что когда-нибудь в Симферополе обязательно появится музей Арендтов.
 …Хотелось бы, чтобы снова появилась в Симферополе и улица Арендтовская, которую после революции присвоили имя «главного чекиста» Дзержинского. Впрочем, улица Николая Арендта в Крыму вскоре появится, но не в крымской столице, а в Коктебеле.
 Экскурс в историю
 «В личности Николая Андреевича самое замечательное — его нравственный облик. Скромность во всем, что касалось его самого, была изумительна. Это вытекало отчасти из его философских воззрений на жизнь, из природной его доброты, из его любви к ближнему. Во всех своих действиях, в качестве земского деятеля Н. А. Арендт руководствовался высокими гуманными воззрениями. Чуждый всякого мелкого самолюбия, в высшей степени скромный, он никогда не любил выставлять свою деятельность напоказ и весьма охотно, с особенной любовью даже, представлял лавры другим, оставляя себе только тернии», — писал об Арендте доктор Ю. А. Моргулис.
 Действительно, Николай Арендт, выпускник Петербургской медико-хирургической академии, владевший, к тому же, четырнадцатью иностранными языками, доктор медицины, участник ликвидации эпидемии чумы в Персии, был частым гостем в бедных районах и лечил неимущих симферопольцев абсолютно бесплатно.
 Еще одним делом его жизни стало воздухоплавание. Наблюдая за полетом птиц, он производил расчеты, ставил опыты, а в 1874 году опубликовал в журнале «Знание» статью о разработанной им конструкции безмоторного самолета, парящего в воздухе, чем высказал новую, невероятную по тогдашним понятиям точку зрения, что летательный аппарат может быть тяжелее воздуха. В статье он пишет: «Если человек не мог летать по воздуху при помощи крыльев за неимением достаточной силы, то почему же ему не подражать орлу, умеющему летать без затраты собственной силы?». В 1888 года в симферопольской типографии Спиро вышла его книга «О воздухоплавании, основанном на принципах парения птиц», где автор попытался определить роль человека в системе «пилот-самолёт». Примечательно, что в 1893 году, незадолго до смерти Николая Андреевича, его работами заинтересовался «отец русской авиации» Николай Егорович Жуковский.
 Запомнились Арендты в «губернском городе С» и как создатели первого детского сада в Крыму. Супруга Николая Андреевича София Сонцова, дочь таврического вице-губенатора, стала одной из первых крымских женщин- специалистов в области дошкольного воспитания. Вот как писал об этом начинании Арендтов автор «Очерков о Крыме» Евгений Марков: «Не доезжая городской заставы, за решеткой только что разбитого садика, стоит большой и красивый дом… Он сосредотачивает в себе несколько разнородных учреждений, проникнутых потребностями и духом новой цивилизации. Один из крымских старожилов, доктор Арендт, устроил в особом отделении этого дома лечебницу сгущенным воздухом для грудных больных, приезжающих в Крым, и при ней — лечение кумысом. Главный же дом занят прекрасно устроенным «детским садом» госпожи Арендт. «Сад» этот уже состоит из четырех разных возрастов и подготовляет детей обоего пола в гимназию тем живым и развивающим путем наглядности и разнообразного интереса, против которого, к прискорбию, так восстает официальная педагогика последнего времени. Заведение госпожи Арендт обильно снабжено самыми лучшими пособиями наглядного обучения, особенно же — естественно-историческими коллекциями. Весело смотреть на это светлое и обширное помещение, обставленное в каждом углу поучительными и любопытными для ребенка предметами, среди которых он, играючи, научится многому, не хороня своего детства в мрачных черных скамейках, с которых не смеешь сдвинуться, не убивая своего здоровья зубрением противных и непонятных вещей, не отучаясь от семейной ласки, от домашнего веселья, от домашних игр…».
 Филантропия и проведение научных изысканий в буквальном смысле дорого стоили ученому: за долги дом Николая Андревича в Симферополе пошел с молотка. Так Арендт и оказался в небольшом южнобережном селении Исары, где прожил до самой смерти и был похоронен в сосновом лесу. В 1976 году останки ученого перенесли на Поликуровское кладбище в Ялте. Могилу венчал бронзовый бюст работы его внучки, скульптора Ариадны Александровны Арендт. Увы, в лихие девяностые и сам бюст, и бронзовые детали на постаменте умыкнули неизвестные. Но память о замечательной семье крымских врачей стереть не смогли…

"КВ" №  94 от 5 сентября 2013 г. 







Комментариев нет:

Отправить комментарий