пятница, 30 августа 2013 г.

Черная гора у синего моря

Ер

Марина ГУСАРОВА
Фото автора

Одно из немногих развлечений в приморском поселке Курортном — морская прогулка вдоль Карадага. Сотня гривен, билет в руки — и я уже на палубе шустрого катерка под грозным названием «Посейдон». Скромное суденышко, как и многие здешние плавсредства «замаскированное» под мини-фрегат, наполняется мгновенно. Влюбленные парочки, папаши и мамаши с детишками, строгие пожилые дамы мгновенно рассаживаются на деревянных сиденьях, а многие норовят забраться прямо на край борта — «чтобы лучше видеть».

 Иван-Разбойник, Шапка Мономаха, Сокол и Пирамида
По левому борту — Карадаг, Черная гора. В предвечерние часы он освещен солнцем, и кажется, что в глубине этих черных скал яростно клокочет огненная лава — как в те очень-очень далекие времена, когда он, Карадаг, был вулканом.
Теперь массив — уже не вулкан, а его часть. Другая часть волею естественных процессов находится на дне морском. Но давняя «работа» бывшей огнедышащей горы видна и сегодня. Мало, очень мало найдется в Крыму столь прихотливых горных образований. Наверное, поэтому смотреть на Карадаг лучше с моря — чтобы всласть налюбоваться горными изваяниями и причудливыми бухтами. Вот одна из первых по ходу «Посейдона» — Разбойничья со скалой Иван-Разбойник. Дальше — Пуццолановая, Пограничная, наконец, Львиная, в которую «спускается» ущелье Чёртов камин. На вершине хребта, немного в стороне от него — останцы скал, среди которых выделяются Пряничный конь, Сокол и Пирамида. К северу, несколько в стороне, расположен останец Шапка Мономаха, а к югу, к морю, обрывается отделённая от стены хребта скала Левинсона-Лессинга, изучавшего строение Кара-дага и составившего геологическую карту по результатам съёмки, проведённой в 1925-1926 годах.
Однако сама история изучения уникального массива началась гораздо раньше. Еще академик Петр Симон Паллас, путешествовавший по полуострову в 1793-1794 годах, обратил внимание на его «конические скалы, имеющие подобие сахарной головы». В 1891 году появилась заметка А. Прозоровского-Голицына, вызвавшая новую волну интереса к Карадагу. И уже в 1885 году член-корреспондент Петербургской Академии наук А.Е. Лагорио составил первую геологическую карту массива, а в 1897 г. — изучил вулканические породы Карадага под микроскопом и провел химические анализы.
 От исследований — к заповеднику
 Век двадцатый ознаменовался на Карадаге созданием национального парка. Начинался научный центр с почти вековой историей в 1901 году, когда приват-доцент Московского университета, врач-невропатолог Терентий Иванович Вяземский купил небольшое запущенное имение в урочище Карагач-Кабурга Феодосийского уезда и построил здесь научную биологическую станцию.
 Вопрос о создании на Карадаге заповедника поднял еще в 1922 году на Всероссийском научном съезде в Москве академик И.П. Павлов. Осуществить планы ученых помешала война. Только в 1963 году Карадаг официально признали памятником природы республиканского значения. А 9 августа 1979 года постановлением Совета Министров УССР №386 преобразовали в государственный заповедник в составе Карадагского отделения Института биологии южных морей Академии наук УССР. С 1999 года заповедник получил статус самостоятельной организации и ныне подчиняется непосредственно Национальной академии наук Украины.
 Карадагский природный заповедник — единственный в Европе парк, сохранивший в течение миллионов лет свой первоначальный облик. Для его создания были веские причины и, прежде всего — необходимость сохранения уникального природного образования, таящего массу интереснейшей информации для геологов, биологов, зоологов. Ведь в конце семидесятых годов XX столетия Карадаг ежегодно подвергался массовому нашествию туристов — каждое лето здесь отдыхали дикарями до десяти тысяч человек! Результат подобной «открытости» оказался печальным — уничтожались уникальные растения и животные этого заповедного уголка, но главное — жаждущие сувениров «искатели сокровищ» буквально ополовинили запасы редких и драгоценных камней на склонах и в бухтах Карадага. Добычу развернули на широкую ногу — иногда даже с применением взрывных способов. Ученые не на шутку опасались, что при таком раскладе через двадцать-тридцать лет Карадаг просто разнесут «по камешку».
 Сегодня увидеть это уникальное место можно преимущественно с моря, а на суше — только во время экскурсий организованных групп по так называемой «экологической тропе», в сопровождении работников биостанции. Обитателям этих заповедных мест подобная «закрытость» пошла на пользу — сейчас местная флора насчитывает более 10 тысяч видов, среди которых немало эндемиков, а 29 видов особо редких растений занесены в Красные книги. От флоры не отстает и фауна: на территории заповедника обитает 35 видов млекопитающих, 130 — птиц, 15 видов рептилий и множество редких насекомых. 18 видов животных — тоже «краснокнижные». За этими сухими цифрами — огромная плодотворная научная, охранная работа ученых и сотрудников заповедника.

 Купание у Золотых ворот
«Есть уголки нашей земли настолько прекрасные, что каждое посещение их вызывает ощущение счастья». Эти слова Константина Паустовского — и о Карадаге. Причудливые очертания Города мертвых, полуобломанный Шайтанов палец, и, конечно, ставшие символом Крыма Золотые ворота — вот только малая толика здешних чудес. Правда, признаться честно, с моря Золотые ворота не слишком впечатляют. Посмотришь на растиражированные в проспектах снимки, сделанные с берега, и кажется, что проплыть через каменную арку сможет даже красавец фрегат. Но, приблизившись к главному местному чуду, понимаешь: покорить Золотые ворота можно разве что на надувном матрасе… 


У Золотых ворот проходит и самая экстремальная часть морской экскурсии — купание в открытом море. На «Посейдоне» смельчаков оказалось немного — человек семь. «Имейте в виду, здесь водится черноморская акула катран и, поговаривают, Карадагский змей», — шутливо напутствует купальщиков экскурсовод. Но тем море по колено — акул не боятся, а со змеем (правда, не морским, а зеленым), судя по здоровому румянцу на лицах, встречаются ежедневно.
Впрочем, утверждать, что мифический змей — абсолютная выдумка — никто не берется. О якобы обитающем в здешних водах морском чудовище упоминал еще Геродот. По его описанию, змей черного цвета, с гривой, огромной пастью, большими зубами и когтистыми лапами передвигался буквально с крейсерской скоростью — шустрее самых быстроходных греческих судов. В средние века турецкие моряки, бороздившие Черное море между Стамбулом, Крымом и Азовом, постоянно докладывали султану о черноморском драконе. А карадагским его прозвали потому, что, по легенде, обитает чудище в одной из многочисленных подводных пещер горного массива.
Не забывали о таинственном чудовище даже в рациональном двадцатом веке. Именно заметка, напечатанная в 1921 году в феодосийской газете и отправленная Максимилианом Волошиным Михаилу Булгакову, легла в основу повести «Роковые яйца». Поговаривают, видели змея и в пятидесятые годы, и в шестидесятые, находили трупы дельфинов с брюхом, вспоротым одним укусом исполинских челюстей…
 Как бы то ни было, ни одного фото или видео диковинного обитателя (или обитателей?) Карадага нет. То ли техника в нужный момент подводит, то ли чудовище осторожничает, то ли нет здесь никакого змея… Хотя, если бы чудовища не было, его стоило было бы придумать — как легендарную шотландскую Несси, чтобы туристов привлекала. Впрочем, Карадаг и без этого не обделен вниманием — туристов, ученых, людей, умеющих ценить красоту и неповторимость крымской природы. 

"КВ" №  90 от  22 августа 2013 г. 





Комментариев нет:

Отправить комментарий