четверг, 30 мая 2013 г.

Эпатаж по-ярославски


В гостях у крымчан побывал первый русский театр

Марина ГУСАРОВА

Ох, соскучились, соскучились мы по гастролям! Времена, когда в Крым буквально слетались драматические  и оперные театры со всего СССР, канули в Лету. Сегодня другие времена — разве что антреприза «снять сливки» завернет...  И тут надо же —   в рамках проекта «Первый русский на сцене русских  театров зарубежья» к нам приехал Ярославский театр  имени Волкова!

Первый в России

Так уж случилось, что не шумная богатая Москва, не аристократически высокомерный Санкт-Петербург, а именно приволжский  Ярославль стал местом  рождения русского театра. Российский государственный академический театр драмы имени Федора Волкова в Ярославле в 2010 году отметил солидную дату —  260-летие.
Уже к концу XIX века ярославский театр гремел на всю Россию, как один из лучших.  А в 1911 году по проекту архитектора Спирина было построено здание, в котором Волковский находится  по сей день.  Поистине легендарными стали для театра 1960—1970 годы, когда труппой  руководил легендарный  Фирс Шишигин.  
Сейчас в афише старейшего русского театра — имена ведущих российских и европейских режиссеров, смелые, современные постановки. Ежегодно театр организует два форума — Международный Волковский фестиваль «Русская драматургия на языках мира» и фестиваль «Будущее театральной России» для выпускников театральных вузов страны. В 2011 году был дан старт новому проекту театра: на Камерной сцене заработала своеобразная экспериментальная площадка   Центр имени Константина Треплева. Спектакли театра имени Волкова неоднократно становились номинантами Национальной театральной премии «Золотая  маска».
Гастрольной площадкой для ярославцев стал (что вполне логично) один из старейших театров не только Крыма и Украины, но и всего бывшего СССР — Крымский академический русский драматический театр им. Горького.  Оба  театра  известны и любимы зрителями, оба  — с традициями, в  обоих  растят актерскую смену, оба расположены в уникальных зданиях, созданных известными архитекторами в 1911 году. Прямо мистика какая-то!  Последним связующим звеном между крымским и ярославским храмами Мельпомены стал директор последнего Юрий Итин — коренной симферополец. 
Для крымских зрителей Волковский театр не поскупился, представив  несколько  лучших спектаклей своего репертуара — «Екатерину Ивановну» Леонида Андреева, «Дом Бернарды Альбы» Федерико Гарсиа Лорки, «Двое бедных румын, говорящих по-польски»  Дороты Масловской, моноспектакль «Снился мне сад…» и «Театральный блюз».  На двух из них побывала и автор этих строк.

Второе пришествие «Екатерины Ивановны»

«Екатерина Ивановна».  Драма в двух частях с разрывом — уже по названию спектакля  режиссера Евгения Марчелли по пьесе эпатажного Леонида Андреева было ясно: благостного-сиропного действа на сцене ждать не стоит. А чего стоит, красноречиво свидетельствовала маркировка на программке «18+».
 «Театр должен возмущать» — режиссер Волковского Евгений Марчелли это творческое кредо высказывал не раз, а во вступительном слове перед начлом симферопольских гастролей честно признался: из  Ярославского театра люди неоднократно уходили со скандалом — но все же выразил надежду, что публика досидит до конца.
Некоторые ушли — правда, не со скандалом, а по-тихому, остальные — досидели, чтобы увидеть, чем все это закончится, а главное —  насколько обнажится в финале главная героиня.  Любители «обнаженки» разочарованы не были — освободившись в первом акте с помощью мужа-ревнивца от  белой простыни целомудрия, исполнительница роли Екатерины Ивановны Анастасия Светлова предстала пред очи крымской публики  под бордельно-красным балдахином  в полном неглиже, без стеснения продемонстрировав  ошарашенным зрителям неприкрытый лобок.
Сценография спектакля сплела в тесных объятиях две эпохи: первую символизировали  дамы, облаченных в наряды начала прошлого века, вторую —  кавалеры  в «прикиде» девяностых. Нигилистические 1900-е очень четко в свое время охарактеризовал  Алексей Толстой в «Хождении по мукам»: «Девушки скрывали свою невинность, супругиверность. Разрушение считалось хорошим вкусом, неврастения — признаком утонченности…». Подобный призрак разрушения общественной морали позже бродил по просторам разваливающегося Союза: по результатам анкетирования обладателями самых престижных профессий тогдашние школьники вполне искренне  посчитали…  рэкетиров и валютных проституток.
Увидев свет в 1912 году, «Екатерина Ивановна», уже в 1913-м появилась на ярославской сцене, вызвав в обществе нешуточный скандал. И, изгнанная из театров  в целомудренное советское время, вновь возвратилась на сцену — правильно, в 1991-м году. А вот в самом ярославском театре второе пришествие андреевской драмы состоялось совсем недавно — в 2010-м.

«Я мстю тебе —  и мстя моя страшна!»

…Гремят выстрелы, звучат истерические крики — депутат Государственной думы (это современная версия, у Андреева главный герой — просто «видный общественный деятель») Георгий Стибелев по прозвищу Горя (Владимир Майзингер)  намеревается порешить  жену-изменницу — ту самую Екатерину Ивановну (Анастасия Светлова). Которая, к слову сказать, мужу тогда еще вовсе не изменяла…    Ну, разве не обидно!

В итоге  еще недавно милая и нежная мать семейства Екатерина Ивановна обиделась на мужа до такой степени, что таки изменила ревнивцу Горе —  сначала с влюбленным в нее Аркадием Просперовичем Ментиковым (Николай Шрайбер), потом с художником Павлом Алексеевичем Коромысловым (Алексей Кузьмин), потом…   Да стоит ли перечислять всех, с кем мстила благоверному оскорбленная в своем женском достоинстве Екатерина Ивановна!  Белый ангел становится демоном, превращаясь то в кокотку в красном,  то в библейскую Саломею, исполняющую вместо танца Семи покрывал изломанную жутковатую пляску, то в эксгибиционистку, раздевающуюся при каждом удобном и неудобном случае.
Надолго запомнится второе отделение спектакля и театральным уборщицам. Брызнувший на сцену сок из помидора,  неистово укушенного Екатериной Ивановной, оказался только цветочками. За ним последовали разбросанные новаторами-художниками во время  сеанса «великолепных кощунств»  перья, а потом — потоки воды  из аквариума, в который окунула буйную голову главная героиня — видимо, чтобы прийти в себя от снедающих ее страстей…
Неистовые крики, чувства «на разрыв»,  цветовые символы — неужели  нам действительно посчастливилось  приобщиться к  некоему катарсису? Увы — в своем «новаторстве» Евгений Марчелли со товарищи опоздали лет эдак на пятьдесят: полвека назад  подобные  приемы — обнажение по поводу и без повода, откровенные сцены, разбрызгивание воды, томатного сока  и прочих жидкостей — правили бал в театрах Европы. Потом  страсти улеглись: психопаты, истерички, мазохисты покинули сцену, уступив место обычным людям с их радостями и печалями.
В связи с этим хочется задать главный вопрос:  что хотели сказать зрителям создатели «Екатерины Ивановны»? О том, как сволочи-мужики довели  заигравшуюся в месть дуру-бабу   до полной ручки?   Или о том, что этой самой дуре-бабе вместо того, чтобы пуститься во все тяжкие, неплохо было бы вовремя включить мозги?   Создается впечатление, что блуждания создателей спектакля по темным лабиринтам души героев  завели их в такие дебри, где психология уже граничит с психиатрией…
А может, все гораздо проще,  и секрет успеха заключается вовсе не в изысках режиссера, углубиться в которые возжелают минимум три «эстетствующих» процента зрителей, а в магической маркировке «18+»? И создатели спектакля точно рассчитали, что остальные девяносто семь процентов купятся именно на это,  как в бородатом анекдоте:

— Папочка, пойдем в цирк!
— Что мне, делать нечего?
— Пойдем! Там на афише на тигре сидит голая тетя!
— Да? А и правда, сынок, давно я что-то тигров не видел…

А  на прощанье — «Театральный блюз»…

Первый аккорд гастролей был неуместно громким и эпатажным. Последний — ностальгическим и очень запоминающимся. Завершающий гастроли спектакль-концерт «Театральный блюз»  можно назвать несомненной творческой удачей. Центр Треплева на Камерной  сцене, оркестр «Театр-Бэнд» под управлением Игоря Есиповича, солисты  Семен Иванов, Наталья Мацюк, Кирилл Истратов, Александра Чилин-Гири, Наталья Асанкина и Николай Шрайбер  пригласили зрителя в кафе «Blues», исполнив знаменитые джазовые композиции двадцатых, тридцатых, сороковых, пятидесятых, когда-то исполненные Эллой Фицджеральд, Луи Армстронгом, Дюком Эллингтоном, Ивом Монтаном. И подарили зрителям то, для чего, собственно, и ходят в театр —  радость встречи с подлинным искусством,  не нуждающимся в режиссерских изысках, актерском надрыве  и   зазывной «обнаженке».   

 "КВ" №  56 от 30 мая 2013 г.



Комментариев нет:

Отправить комментарий