четверг, 21 марта 2013 г.

« Я милого узнаю по походке…»


К СТОЛЕТИЮ АЛЁШИ ДИМИТРИЕВИЧА


Алексей ВАСИЛЬЕВ
 Заводную песню в исполнении Гарика Сукачева про обладателя брюк галифе, который носит шляпу «на панаму» и ботиночки «нариман», знают многие. А некоторые даже помнят, что первым исполнителем песни был русский цыганский барон Алёша Димитриевич, большую часть жизни проживший в изгнании. Сегодня у нас есть повод еще раз вспомнить этого незаурядного музыканта — ведь через два дня ему исполнилось бы сто лет.




В одном из интервью Сукачев признае, что Алёша Димитриевич не был особо популярен в нашей стране — «как не была особо популярна цыганская музыка». «Но цыгане — это часть нашей национальной культуры, — размышляет Гарик, — В принципе мне это близко и дорого, потому что во всех нас это живет, хотим мы этого или не хотим… Но Алеша Димитриевич глубже, чем эстрадное искусство. Его песни продирают... Его песня способна изменить человека — хоть на несколько минут. А на эстраде все делается для того, чтоб мы с вами получили удовольствие, развлеклись, провели время, ни о чем не задумываясь…».
Леша Димитриевич (полное имя — Алексей Иванович Димитриевич) начал петь только в пятьдесят лет. До этого он, рожденный в большой семье артистов из русских цыган, был танцором и гитаристом. Семья Димитриевичей (известен вариант фамилии как «Дмитриевич») прославилась еще при Александре II. В те времена глава семейства получил награду за свое пение. По преданию, отец Алёши был вторым гитаристом среди музыкантов у Николая II .
После начала Гражданской войны семья Димитриевичей перебралась во Владивосток, а в конце войны эмигрировала в Харбин. Димитриевичи выступали в Японии, Индии, Греции, Марокко, наФилиппинахА в середине двадцатых артисты обосновались в Испании, там они провели несколько лет и «поправили своё финансовое положение».
Затем была Франция — сначала Марсель, потом Париж. В Париже Дмитриевичи выступали в ресторане «Эрмитаж», где к тому времени пел Вертинский. Этот ресторан охотно посещали Алексей Толстой, Михаил Чехов, Алла Баянова. Баянова вспоминала: «Никто в момент исполнения не подавал еды на стол, и никто не жевал». Димитриевич не придерживался какой-то одной стилистики: вслед за романсом «Ночная прохлада» он мог исполнить «Мурку».

С конца тридцатых годов наш герой дружил с будущей звездой Голливуда Юлом Бриннером (да, с тем самым лысым ковбоем из «Великолепной семёрки»), с которым тогда выступал во множестве парижских ресторанов и кабаре. Позже они записали совместную пластинку. К слову, Димитриевич и Бриннер (Юлий Борисович Бриннер) были родственниками: их матери — двоюродные сестры. Юл любил говорить: «Алёшка — мой братишка».
Накануне Второй мировой Димитриевичи покинули Европу, спасаясь от нацистов, — отправились в Южную Америку. Их ансамбль выступал в Бразилии, Аргентине, Боливии и Парагвае. Через пять лет Алексейотделился от семьи, много путешествовал, танцевал в кабаре «Табарис» в Буэнос-Айресе . После смерти отца, брата и сестры вернулся в Париж, к страдающей от одиночества сестре Вале.

В начале шестидесятых он выступал с Валей в русских ресторанах «Шехерезада» и «Распутин». Репертуар Алёши Димитриевича рос с каждым годом: романсы на стихи Апухтина, шлягеры двадцатых, эмигрантские песни. Его приходили слушать французские звезды, мало понимавшие, о чем он пел по-русски. Но, как рассказывают очевидцы, энергия пения, манера, голос этого маленького цыгана буквально завораживали. Ну, а уж когда в Париж стали приезжать советскиетуристы, то они специально шли «на Димитриевича». Шемякин, Высоцкий почитали за честь назвать себя его другом. Советские счастливчики, вырвавшиеся за бугор, собирались в доме художника Зеленина, куда петь специально приглашали Димитриевича. И тот с удовольствием приходил.
В 1964 году при содействии известного французского писателя российского происхождения Жозефа Кесселя была издана пластинка «Голоса последних цыган». Валя Димитриевич и Володя Поляков пели, а Алёша аккомпанировал им на гитаре. В 1967 году появился совместный альбом с Юлом Бриннером, а в 1976 году Михаил Шемякин выпустил сольный альбом Алёши.

В семидесятых Димитриевич встречался в Париже с Владимиром Высоцким. Они неоднократно вместе пели песни и романсы, и даже собирались записать совместную пластинку, но смерть Высоцкого помешала осуществлению этого проекта.
Рассказывают, что когда советские поэты оказались в Париже, Белла Ахмадулина также решила послушать в «Распутине» знаменитого цыганского барона. И, послушав, сказала: «Господи, на каком языке он поет! Давай напишем ему слова!» Высоцкий при этом заметил: «Оставь, это его язык, русский Алеши Димитриевича!»

Злые языки поговаривали, что до конца жизни Димитриевич не мог ни читать, ни писать. И русский язык у него выходил какой-то корявый. Но влюбленные в его творчество зрители и слушатели не замечали этого, ведь Алёша «пел сердцем». А для русского человека этого достаточно.
Скончался Алеша Димитриевич в Париже 21 января 1986 года и был похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа .

""Крымское время", "30 от 21 марта 2013г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий