пятница, 15 февраля 2013 г.

"Могилёв поставил крест на меджлисе"



   
Долгие годы на здании незаконной организации меджлис висел перевёрнутый флаг украинского государства. Перекрасили полосы на табличке только после публикации статьи «Посади меджлис, он и ноги за стол» и этого фотофакта в 2011 году в газете «Крымское время» (http://crimeatime.blogspot.com/2011/09/blog-post_11.html)

Наталья КИСЕЛЁВА

Под таким заголовком вышел материал на сайте информагентства «Новый регион. Крым», в котором сообщается о том, что председатель Совета министров автономии Анатолий Могилёв, комментируя решение правительства оказать помощь в работе Совета представительства крымско-татарского народа, недвусмысленно дал понять, что в дальнейшем проблемы крымских татар не будут обсуждаться с незаконной этнической организацией меджлис.


«Учитывая, что это (Совет представителей крымско-татарского народа, СПКН) легитимный орган созданный указом президента, то мы, как представители власти, обязаны с ним работать, взаимодействовать и проводить все решения, связанные с проблематикой крымско-татарского народа, как депортированного. Будем проводить и общаться», – сказал Анатолий Могилёв, совершенно правильно отметив законный статус этого Совета, в отличие от меджлиса, который преднамеренно не регистрируется, нарушая украинское законодательство.
Отговорки, которые озвучивает руководство меджлиса, сводятся к тому, что они не могут быть общественной организацией. Правильно, не могут, потому что выдвигают политические цели и требования, претендуют на выражение политической воли своих соплеменников и, следовательно, обязаны зарегистрироваться в соответствии с законом «О политических партиях на Украине».
То что в 2000 году украинский президент Леонид Кучма своим указом по сути легализовал нелегальный меджлис ни для кого не секрет. Как не является секретом для специалистов, что заигрывать с нелегалами может только слабая власть.
Эту слабость меджлис использовал много лет исключительно в своих интересах, демонстративно вытирая ноги о власть и призывая своих соплеменников голосовать на выборах за оппозицию и её представителей. Исключение было сделано только для оранжевой власти, что всё равно не помогло ни «Нашей Украине», ни Виктору Ющенко.
Кстати, стоит напомнить, что Виктору Ющенко меджлис отказал в просьбе зарегистрироваться в соответствии с украинским законодательством, а в совете крымскотатарского народа при президенте в его бытность состоял даже уголовный преступник, осуждённый за организацию резни в симферопольском баре «Коттон» и избиение журналистов, которого слабый президент Виктор Ющенко ещё и помиловал своим указом.  
Слабостью украинской власти меджлисовцы пользовались вплоть до 2010 года, когда Виктор Янукович издал новый указ, лишив меджлис узурпации права на формирование персонального состава совета по своему хотению. По новым правилам, кандидатуры СПКН определяет президент. В связи с этим Мустафа Джемилев и компания оказались в совете в меньшинстве, а в списке СПКН появились их оппоненты.
В ответ на это меджлис объявил бойкот Совету и радовался вплоть до недавнего времени, что СПКН не собирается на заседания и существует, по сути, только на бумаге. Но теперь повод для этой радости исчез. Совет успешно провёл заседание в присутствии председателя Совмина автономии Анатолия Могилёва и представителя президента в АРК Виктора Плакиды, выбрал руководителя (Лентуна Безазиева) и как легальный орган получил вполне легальную поддержку власти.
Но легальность легальностью, только вот соответствует ли вообще этот орган, оставшийся в наследство от Леонида Кучмы, Конституции Украины?
По какому праву вообще при украинском президенте было создано представительство одной из этнических групп, проживающих в многонациональном государстве? 
Напомним, в 24-й статье Конституции Украины зафиксирован запрет на привилеги или ограничения «по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и иных убеждений, пола, этнического и социального происхождения, имущественного положения, места жительства, по языковым или иным признакам». На каком же основании Леонид Кучма, будучи президентом, создал привилегию доступа к своему телу для членов меджлиса?
Можно было бы конечно поискать логику в статусе репатриантов, но тут тоже всё шито белыми нитками, так как в эту категорию входят не только крымские татары, но также крымские армяне, болгары, греки и немцы.
Руководство меджлиса в качестве аргумента приводит отсутствие у крымских татар своего государства. Но и этот довод не выдерживает никакой критики, потому как своего национального государства нет у проживающих на Украине крымчаков, караимов, цыган, русинов и, в конце концов, даже у русских, так как РФ – это Российская, а не Русская Федерация.
Ещё один аргумент – претензия на статус коренного народа также шита белыми нитками, так как в соответствии с международными нормами коренными являются народы, ведущие племенной образ жизни или народы, отличающиеся в своём социально-экономическом положении.
В чём же отличаются от других граждан Украины крымские татары? Ни в чём. Мы все ведём одинаковый образ жизни и все (кроме олигархов, конечно) находимся в одинаковом социально-экономическом положении.
Так что никаких оснований для существования представительства одной этнической группы при президенте не существует. Если следовать конституции, подобный орган может быть создан из представителей всех нацменьшинств. А если принимать во внимание прошлое, то на какой-то период мог бы действовать представительный орган всех репатриантов, а не одной национальности.   
    
«Крымское время», №16 от 14 февраля 2013 г.






Комментариев нет:

Отправить комментарий