среда, 13 февраля 2013 г.

Босния и Герцеговина: седые древности, природные красоты и рубиновые вина



Михаил КОЖЕМЯКИН
фото автора 

Когда Черногория радушно открывает перед своими гостями сокровищницу седых древностей и природных красот, серпантины горных дорог приводят многих из них в пределы ее западного соседа – Республики Боснии и Герцеговины. Должно быть, читателю знакомо это по-балкански звучное двойное название. Многие вспомнят, как два десятилетия назад оно заполняло сводки новостей из бывшей Югославии, разлетевшейся на национальные осколки в безумии гражданской войны.



Край крови и мёда

Молодежь, не заставшая жутких репортажей из тонувших в дыму пожаров горных долин Боснии, тоже, наверное, свяжет ее имя с известными фильмами, рассказавшими миру о трагедии этой страны и щемящей ностальгии по ее утраченному счастью… Это и романтическая трагикомедия «Жизнь как чудо» замечательного и навечно югославского режиссера Эмира Кустурицы, и совсем недавняя военная драма «В краю крови и меда» - режиссерский дебют Анджелины Джоли в сотрудничестве с боснийскими мастерами кино…
Так или иначе, но слова «Босния и Герцеговина» слишком прочно связаны в сознании многих из нас, многих во всем мире, с понятиями «горе и боль», с тоской по еще одной унесенной ветром цивилизации…
Но оставим прошлое – прошлому! У трудно и медленно залечивающей раны гражданской войны Боснии и Герцеговины хватает мужества и оптимизма с надеждой смотреть в будущее и строить новую, совсем непохожую на прошлое жизнь.


Добро пожаловать в Республику Сербскую!
        Жителям бывших союзных республик другой бывшей страны социализма - СССР, для долговременного въезда в Боснию и Герцеговину потребуется виза. Однако следующие из Черногории на экскурсии группы боснийские эмиграционные власти пропускают без виз, по туристическому ваучеру, который наготове у сопровождающего. А украинцам и россиянам, въезжающим в Черногорию, виза, как известно не нужна.
    На первых же километрах пути в Требинье гостей подчеркнуто проевропейской Боснии и Герцеговины внезапно встречает красно-сине-белый сербский флаг внушительных размеров и плакат, гласящий кириллической славянской вязью: «Добро пожаловать в Республику Сербскую!». Республика Босния и Герцеговина, на территории которой издавна проживали и сербы, и боснийцы-мусульмане (славяне, принявшие ислам в эпоху владычества Османской империи), и хорваты, - федеративное демократическое государство. Она состоит из трех пользующихся широким самоуправлением административных образований, или «энтитетов», как их на европейский манер называют сами босняки. Это – Федерация Босния и Герцеговина (где проживают преимущественно боснийские мусульмане и хорваты), Республика Сербская (где большинство населения составляют боснийские сербы), а также автономный Дистрикт Брчко (где вперемешку живут и те, и другие, и третьи под управлением международной администрации). Несмотря на общность многих государственных структур, демонстративное стремление в «единую европейскую семью народов» и охотно демонстрируемую иностранным гостям толерантность, все три основных народа Боснии и Герцеговины бережно охраняют свою национальную самостоятельность. В особенности это относится к боснийским сербам, которые по праву считают себя наиболее пострадавшей от интервенции НАТО стороной и наименее склонны доверять международным контрольным органам.
Типичный боснийский серб считает себя «настоящим сербом» в сравнении с мягковатыми, по его убеждению, соотечественниками из собственно Сербии. Путаясь в хитросплетениях многовековой истории своей родины и именах средневековых сербских королей и владык, не совсем полно представляя себе картину недавней гражданской войны в Боснии, «настоящий серб из Босны», тем не менее, будет гордо заявлять о своей верности православной вере, кириллическому сербскому алфавиту (которому даже в Белграде уже следуют далеко не все), словом – «сербству», как принято говорить здесь. В этом он очень похож на серба из Черногории. И точно так же испытывает преклонение перед «матерью-Россией», которая в его представлении выглядит чем-то средним между Третьим Римом, центром мирового православия, Российской империей и Советским Союзом. Боснийские сербы обычно очень радушно встречают выходцев из России, Украины и Беларуси (между которыми не всегда понимают различие) и способны по-детски обидеться, если им расскажешь что-нибудь не соответствующее существующей в их фантазии идеальной картине «матери-России»!


Древний город на реке Требишница

  Город Требинье – один из крупнейших центров Республики Сербской как автономного государства и центр Восточной Герцеговины как географической области. Кстати, название «Герцеговина» происходит от титула одного из средневековых сербских правителей, владевших этой землей – Стефана Вукчича Косачи. 20 января 1448 г. Стефан Вукчич в письме к императору Священной Римской империи Фридриху III собственной волей объявил себя герцогом, а свои владения – Герцеговиной, т.е. «уделом герцога». Жители Требинья с чувством собственного достоинства величают себя «герцеговинцами», а все, имеющее отношение к их краю, – «герцеговинским». Название «Босния» остается в их представлении символом отдаленного и отнюдь не дружественного федерального центра.
  История Требинья гораздо древнее названия Герцеговины, и даже нынешнего названия города. Первое упоминание об этом поселении встречается в Х в. в сочинениях византийского императора-литератора Константина Багрянородного под названием Трибуния, или, иначе, Травуния. Некоторые историки полагают, что это название происходит от римского звания «трибун», которое носили гражданские и военные должностные лица в Римской империи, и свидетельствует о рождении города на месте римского поселения или военного лагеря. Другие выводят его от древнеславянского слова «треба», т.е. жертва богам, что должно говорить о его нахождении в священном для древних славян месте. Наиболее практичные исследователи усматривают в названии города позднейшее производное от протекающей через него реки Требишница, а римские или славянские корни ищут в названии реки.
    С Х века город, главенствовавший над одноименной областью, находился под властью раннесредневековых славянских феодалов - захумских жупанов (князей) Вышевичей, которых сербская историческая традиция относит к своей истории, а хорватская – к своей. В 1168 г. Травунией завладел легендарный основатель средневековой сербской династии великий жупан Рашки Стефан Неманья. С тех пор город прочно вошел в сербский национально-государственный ареол, к которому тяготел неизменно, вне зависимости от того, какие завоеватели и правители не поднимали бы над ним свой флаг. Многие сербские монархи подолгу живали на своем подворье в Требиньи и украшали город и его округу православными церквями и монастырями.
Последним сербским владетелем Требинья был уже упоминавшийся нами герцог Стефан Вукчич Косача, упорно оборонявший свои владения от вторгнувшихся на Балканы турок-османов. В 1466 г. Требинье стало одним из последних городов в Боснии и Герцеговине, покорившихся завоевателям. Власть Османской империи над городом продолжалась 412 лет, с небольшим перерывом в 1694 г., когда Требинье заняли войска воевавшей с турками Венецианской республики.
В 1878 г., после поражения Османской империи в войне с Россией, Сербией и Черногорией, Берлинский конгресс «великих держав» передал Боснию и Герцеговину под управление Австро-Венгрии. В австрийский период Требинье было важной военной базой империи на границе с Черногорией, чем объяснялось интенсивное строительство крепостей и казарм. Тогда же краткий период расцвета переживало католическое население города, которому благоприятствовала правящая католическая династия австрийских Габсбургов. Однако поражение Австро-Венгрии в Первой мировой войне положило этому конец. 31 октября (13 ноября) 1918 г. в Требинье вступили сербские войска. Город вошел в состав Королевства Сербов Хорватов и Словенцев (позднее – Югославии), став одним из центров Зетской бановины (области).
    Когда в апреле 1941 г. это государство пало под ударами гитлеровской Германии, фашистской Италии и их союзников, Требинье было передано новыми завоевателями так называемому Независимому государству Хорватии, созданному хорватскими нацистами (усташами). Следуя своей зловещей политике геноцида «неарийцев», усташи развернули массовую резню сербского, цыганского и еврейского населения. Многих сербов, проживавших в Требиньи, спасла близость Черногории, в пределах которой они нашли спасение от фашистских убийц. В целом же городу в годы Второй мировой войны относительно «повезло». Уникальный архитектурный ансамбль города был спасен от разрушения волей судьбы или небесных покровителей города трех религий - православия, католицизма и ислама.
    В созданном после войны вождем Коммунистической партии Югославии Иосипом Броз Тито Социалистической Федеративной Республике Югославия (СФРЮ), к сожалению, были повторены ошибки предвоенной монархии: Тито снова провел границы между административными единицами без учета их национального характера. Тяготевший к Сербии город Требинье, как и многие другие сербские земли, оказался включен в состав социалистической республики Босния и Герцеговина. На реке Требишница была построена гидроэлектростанция, заработали швейная фабрика и завод по производству металлорежущего оборудования, продукцию которых хорошо знали в СССР. И, конечно же, должна быть упомянута местная табачная фабрика, ароматным зельем которой так любили набивать свои трубки Сталин и Тито.
В 1992 г., когда в Боснии и Герцеговине вспыхнула гражданская война, Требинье сделалось частью самопровозглашенной Республики Сербской. Большая часть мусульманского и хорватского населения была изгнана из города сербскими националистами, а многие молодые уроженцы Требинья дрались и погибали в вооруженных силах противоборствующих сторон. Однако судьба продолжала хранить город от разрушения. Хотя в 1992 г. хорватские войска и развернули против него наступление, они были в конечном итоге остановлены местными сербскими формированиями – с большим трудом и ценой огромных потерь.
  Новый этап в истории Требинья начался в 1995 г., когда усилиями мирового сообщества кошмар братоубийственной войны в Боснии и Герцеговине был прекращен. Сегодня Требинье – довольно процветающий по меркам своей небогатой страны туристический центр.

 Рубиновые гроздья винограда
Помимо постепенно возрождающихся довоенных производств, традиционно большую роль в хозяйстве и культуре Требинья играет виноделие. Густые виноградники, покрывающие пространства основных пригородных сельскохозяйственных угодий – Требиньского и Попова полей, вобрав в себя щедрое тепло местного солнца и неутомимое плодородие герцеговинской земли, поставляют виноделам изумительные рубиновые и янтарные гроздья, изливающиеся воспетой в старинных народных песнях кровью земли.
    Среди местных виноделов высок уровень малых и средних частновладельческих предприятий. Одно из них - «Погреба Вукое», по праву стало достопримечательностью Требинья. «Погреба Вукое» уже 25 лет занимаются производством марочных вин, ракии и коньяков и с 2000 года получили на региональных и международных выставках около 50 золотых медалей. Густое и терпкое красное вино «Вранац», искрящийся золотистый «Шардонне» и обжигающая, словно жидкий огонь, виноградная ракия «Герцеговинская золотая лоза» завоевали симпатии строгих судей-гурманов. В конце 2006 году эта фирма принесла своим согражданам маленький, но крайне приятный для честолюбивого сердца боснийского серба триумф. На престижном салоне вина в Милане все три сорта вина «Погребов Вукое» получили золотые медали. Вскоре после этого была заслужена и золотая медаль за презентацию и качество производства на Всемирном салоне вина в Брюсселе.
    

Чудеса и тайны Требинье

Позвольте пригласить читателей в экскурсию по старинным мостовым, тенистым платановым аллеям и живописным окрестностям Требинья. Город, словно сказочный отдыхающий змей в кирпично-красной чешуе черепичных крыш, уютно лежит на берегах серебрящейся под солнцем реки Требишница у подножия горы Леотар. Требинье довольно обширный, но невысокий город. Основу его жилого сектора составляют двух-трехэтажные частновладельческие дома. Общественные здания, построенные в период Австро-Венгерской империи, довоенной или послевоенной Югославии, удачно стилизованы под общий уютный и слегка провинциальный стиль городской архитектуры и прекрасно вписываются в ее ансамбль.
Через реку Требишница построены несколько красивых каменных мостов, один из которых можно назвать визитной карточкой города. Это мост Перовича (Арсланагича), возведенный во второй половине XVI века и носящий подобное двойное название по фамилии архитектора – серба Перовича, принявшего ислам и взявшего новое эффектное имя, основанное на тюркском названии льва – «аслан, арслан».

В сегодняшнем Требинье туристы - частые гости, но все-таки доходы от туризма составляют далеко не первую статью городского бюджета. Следовательно, цены здесь заметно ниже, чем, к примеру, на избалованном наплывом гостей черногорском побережье, а отношение к клиентам – внимательнее и сердечнее. Кстати, особого упоминания заслуживает система денежных расчетов в Требинье. Стараниями в первую очередь финансовых структур Евросоюза в 1998 г. в Боснии и Герцеговине была введена в обращение собственная валюта – конвертируемая марка. Наряду с марками на всей территории Боснии и Герцеговины свободно ходят «евро» (по курсу примерно две марки за евро), а в Республике Сербской – и сербские динары. Словом, добро пожаловать в Требинье!

Сокращенный вариант статьи опубликован в газете "Крымское время" №15 от 14 февраля 2013г.

2 комментария:

  1. Фильм Анджелины Джоли является скандальным. Во-первых--выбор темы (изнасилования мусульманских женщин,т.е. ее заинтересовало явление, сопровождающее любой национальный конфликт и не заинтересовали беспрецендентные события в Косово, где албанские националисты вырезали у сербов органы на продажу). Во-вторых, из реальной истории любви серба и мусульманки, Джоли сделала фильм об изнасиловании мусульманки сербом. В-третьих, в фильме не показаны изнасилования сербок мусульманами (таких случаев иногда было было больше, чем тех, о которых Джоли сняла фильм). В-четвертых,мусульмане завысили число изнасилованных соплеменниц в десятки тысяч(!) раз, выдавали фотографии изнасилованных сербок за фотографии изнасилованных мусульманок, так что тема фильма является раздутой. В-пятых, известны случаи, когда мусульманки становились жертвами мусульман и об этом в фильме ни слова! Лучше пусть люди смотрят фильм "Жизнь это чудо"!

    ОтветитьУдалить
  2. Наиболее правдивый фильм о боснийской войне 92-95 гг - "Добро пожаловать в Сараево" - "Welcome to Sarajevo". Рекомендую, тем кто интересуется этими событиями.

    ОтветитьУдалить