пятница, 17 августа 2012 г.

Роза под автогеном



Алексей ВАСИЛЬЕВ
фото автора

В «Крымской Розе» кипит работа. Шипение автогена не замолкает ни на минуту. «Режут нашу розу» — вздыхают местные жители. Режут последний металл, который остался  от известного на весь Союз, да что Союз — на весь мир — эфиромасличного предприятия.


Резчики металла не прячутся от  человека с фотоаппаратом  — все, что они делают, по их мнению, законно. Они заключили договор с директором предприятия на «демонтаж». Остальное их не интересует. 

Сельский голова «Крымской Розы»  Галина  Помазан рассказала корреспондентам «КВ», о том, что раньше, она с депутатами ловила заводских воров по ночам.  Сегодня же комбинат растаскивают в открытую, при свете дня..
«Крымская Роза» село относительно молодое. Оно было основано  по рекомендации вождя страны Советов товарища Сталина. В верхах решили, что негоже советским людям пахнуть дешевым одеколоном и духами, или того хуже, покупать заграничные ароматы у буржуев в три дорога.
В 1930 году объединением «Лектехсырье» были выделены деньги для строительства рядом с Зуей поселка для  выращивания  там лекарственных и  эфиромасличных культур. Поселок получил  название — «Красная Роза». А уже потом  

Площади, занятые  под сельхозкультуры, в то время были очень малы, соответственно  невысоки оказались и  первые показатели. Так в 1933 году розового масла добыли всего… полкилограмма!
После войны совхоз-завод заработал с удвоенной силой. Продукция крымрозовского эфиромасличного завода отличалась высочайшим качеством и не уступала болгарской — своеобразному эталону розового масла. Не удивительно, что  масла «Крымской Розы» былы востребованы лучшими парфюмерными фабриками страны — «Северное сияние», «Дзинтарс», «Новая заря».   

Жительнице села Тамаре Лобановой за семьдесят. В молодые годы она работала на эфиромасличном производстве лаборантом.
— Каждый день на предприятии мы перерабатывали  тонны  сырья,  — вспоминает Тамара Павловна. — А сейчас завод перерабатывает… воздух!

Здание лаборатории находилось в центре поселка,  на первом этаже четырехэтажного здания, где размещалось  Научно-производственное объединение центрального опытного хозяйства. Еще два года назад это было нормальное здание, но теперь  дом лишился и окон, и дверей, и полов. Мы все же рискнули зайти в разрисованные граффити и донельзя  загаженные руины и с грустью заметили на полу осколки лабораторной посуды.

Пройти на территорию предприятия — или, точнее, того, что от него осталось —  несложно. На проходной вас точно не задержат — она  давно превратилась в придорожный сортир. Некогда массивных ворот рядом с проходной тоже нет , так что внутрь мы вошли абсолютно беспрепятственно. Справа от входа гигантские металлические баки — цистерны, в которых  хранили  ГСМ. Сегодня некоторые из них срезаны под самый корешок, как грибы. Другие еще вызревают — ждут своей очереди. Впереди —  разрушенный цех и экс-котельная.  

Наш проводник —  бывший житель поселка,  бывший работник завода  Андрей Ковтун вспоминает:
— Когда пришли новые «хозяева» котельную уничтожили в первую очередь.  Еще производство работало, а котельную уже начали разбирать. А ведь она обогревала не только завод, но и весь поселок. 

Идем дальше по заросшей бурьяном территории, а затем по пыльной дороге. Справа лес бетонных столбов — когда-то они поддерживали крышу цеха.   На горизонте —  еще один  разбитый цех, за ним другой. 
— Здесь были станки фрезерные и токарные — вспоминает Андрей. — А вот в том цеху стаяла «карусель» — в нее загружали лаванду или шалфей и получали масло. Розовое масло добывали в другом цеху, но и  от него сейчас остались только стены…

По данным доктора экономических наук  профессора  Смолянова  объемы отечественной эфиромасличной  продукции за последние годы сократились в 6 раз, поступления в бюджет — в 12 раз. Для сравнения: Франция выпускает 2500 тонн натуральных эфирных масел, а Украина, в которой Крым — основной регион по их производству — 75 тонн.  В опытно-производственном хозяйстве «Крымская роза» Белогорского района, которое было «маяком» отрасли, имея



3 комментария:

  1. ОКОНЧАНИЕ СТАТЬИ:
    250 га лаванды, 210 га розы, почти 150 га шалфея, — все плантации уничтожены. Завод, дававший 65 тонн эфирных масел, распродан на металлолом.
    Но в этой темной истории есть лучик надежды. Сельский голова Галина Помазан, рассказала, что на сегодняшний день заключен договор о совместном использовании земли между «Крымской розой» и предприятием из Луганска «Троянда-Нова» .
    До 2015 года луганцы намерены заложить плантации лаванды, и в ближайшем будущем возродить знаменитое производство! От государства особой помощи не ждут – лишь бы не мешали. Самое сложное для возрождающегося предприятия оказалось не посадить и вырастить эфиромасличные культуры, а восстановить прежние рынки сбыта – ведь былые связи разорваны и забыты. Придется начинать сначала. Но другого выхода у «Крымской Розы» нет. Ведь жизнь в этом поселке напрямую зависит от работы основного предприятия.
    Сегодня молодежь слушает рассказы стариков, о прежней жизни, с открытым ртом. И верят, и не верят:
    - Только сейчас мы понимаем, что тогда, до развала, мы жили как при коммунизме! – признается Помазан. - Достойные зарплаты, великолепный клуб, круглосуточно вода, в том числе и горячая, зимой централизованное отопление. Целые, не раздолбанные дороги, которые, к тому же , едва ли не ежедневно, мыла специальная машина! Запах розы и лаванды над селом. И у всех была работа. Чем не сказка?

    Но умерло предприятие – умерло село. Свой земельный пай крымрозовцы получить не могут – земля до сих пор считается государственной, принадлежит, по старой памяти киевской Национальной академии аграрных наук. Поэтому работы в поселке нет, благо, хоть Симферополь недалеко.

    В «Крымской розе» разрушено не только эфиромасличное предприятие - пустуют фермы – уничтожен животноводческий комплекс, разгромлено здание столовой. Горячей воды нет, хорошо, хоть обычную воду вернули в краны, и то, говорят, она сомнительного качества.

    Что касается отопления, то крымрозовцы давно обзавелись буржуйками. Как когда-то их прадеды. Которые восемьдесят лет назад строили поселок, и рядом с ним возводили одно из первых предприятий Советского Союза по производству косметики и парфюмерии…

    ОтветитьУдалить
  2. Живя, а вернее выживая в этом многострадальном селе, НЕ ВЕРЮ, в обещания "Троянды- нова" Они уже не первый год арендуют земли, снимают сливки. О каких многолетних посадках речь? О каком возрождении производства? К нам бы киношников! Фильмы ужасов на руинах снимать! Озолотились бы!

    ОтветитьУдалить
  3. ... Непонятно)) село и производство разрушено... А чью продукцию тогда продают под брендом " Розы"????

    ОтветитьУдалить