суббота, 31 марта 2012 г.

История Юга России, который стал Востоком Украины


Наталья КИСЕЛЕВА,
фото автора

В Симферополе на презентации книги Владимира Корнилова «Донецко-Криворожская республика: Расстрелянная мечта» собрались единомышленники. К крымским республиканцам приехали гости из «Донецко-Криворожской республики». Вы не найдете ее на современных картах. Но она была! И остается в сердцах патриотов, любящих свой край. 


Была такая страна
Книга Владимира КОРНИЛОВА вызвала широкий резонанс, на который не рассчитывал даже сам автор. «Надеялся, но не ожидал, что резонанс будет столь велик», — признается он и тут же приводит одну из причин, которая объясняет популярность издания и среди друзей, и среди «врагов».
А «врагов» у книги предостаточно, причем в разных политических лагерях. «Национал-коммунисты критикуют ее за то, что я, якобы, критикую здесь большевиков. Националисты критикуют за то, что я критикую здесь поборников украинской незалэжности. В общем, достается ото всех», — говорит Владимир Корнилов.
Но есть у книги и благодарные читатели. Это регионалисты, выступающие против жесткого унитаризма, насаждаемого на Украине, и считающие, что без изучения истории (без купюр!) не может быть вообще истории.
Донецко-Криворожской Республике в этом смысле не повезло. Она была запретной темой в Советском Союзе, такой осталась и в «нэзалэжной» Украине, где право на историю получили только такие государственные образования, возникавшие на развалинах империй, как УНР и ЗУНР и их недолгая «злука».
Эту «злуку» Леонид Кучма даже ввел в разряд государственных праздников — День соборности Украины, обосновав его «большим политическим и историческим значением  объединения Украинской  Народной  Республики  и  Западно-Украинской  Народной  Республики для образования единого (соборного) украинского  государства». А о том, что львиную долю территории этого украинского государства прирастили как раз за счет Донецко-Криворожской Республики, украинские президенты предпочитают не вспоминать. А некоторые — даже отрицать. 
Среди последних особо отличился Виктор ЮЩЕНКО. На одном из празднований Дня соборности, политический обозреватель Александра ЧАЛЕНКО напомнил «специалисту по трипольской культуре», что на территории Украины кроме «злучившихся» УНР и ЗУНР существовали в начале прошлого столетия и другие государственные образования, такие, например, как Донецкая и Одесская республики. На что Виктор Андреевич заявил: «Я хочу одно сказать: Одесских республик, Донецких республик — их никогда не было и не будет…» Ну, на счет «не было», так это Ющенко продемонстрировал свое историческое невежество, а на счет «не будет» — одному Богу ведомо, что и где будет.   

Как Донбасс в Украину заманивали
В состав Донецко-Криворожской республики, образованной в 1918 году, входили  территории Харьковской и Екатеринославской губерний, часть Криворожья, Херсонской губернии, часть уездов Таврической губернии (без Крымского полуострова) и прилегающие к ним области Войска Донского. В общем, территория была большая. «И даже родная Виктору Ющенко деревня Хоружевка», — подчеркивает Александр Чаленко, — входила в состав этой республики, существование которой Ющенко отрицает.
Заманивали этот лакомый не кусочек, а кусище в состав Украины разными посулами. Среди этих обещаний было три принципиально важных. Владимир Корнилов перечисляет эти условия:
1.    Будущая Украина ни в коем случае не будет считаться национальной республикой, языковые и национальные права всех этносов в ней будут равными.
2.    Украина сохранит неразрывную федеративную связь с Россией и не будет от нее отделяться.
3.    Внутри будущей (как порой обещали, федеративной) Украины возможны автономные образования, к каковым обязательно будет относиться Донецко-Криворожский бассейн.
«Как известно, два из трех этих пунктов, — говорит Владимир Корнилов, — были нарушены буквально сразу после Гражданской войны: Украинская ССР была в итоге объявлена национальной республикой, в ней началась кампания насаждения одного языка в ущерб другому, а попытки Донецкого бассейна получить автономию жестоко подавлялись. А в 1991 г. было нарушено и последнее условие — Украина и Россия стали отдельными государствами».    
Историю о том, как попал в состав Украины Крым, нашим читателям рассказывать не надо. Но на презентации книги крымскую историю тоже вспоминали.
Вячеслав ЗАРУБИН — известный крымский исследователь периода Гражданской войны — напомнил собравшимся, что 94 года тому назад, в марте 1918-го был издан декрет о создании Республики Таврида. «И вообще на территории полуострова было огромное количество республик самых разных оттенков и направлений. Так что вы прибыли как раз в то место, где эти республики в 1917–1920 годах плодились как грибы после дождя», — обосновал историческую преемственность для состоявшейся презентации Вячеслав Зарубин. 

От читателя
Книга Владимира Корнилова читается легко. Не смотря на обилие исторических фактов и цитат и даже, наоборот, благодаря этому обилию. Первоисточники вообще для нормального читателя служат самым убедительным аргументом, а ссылок на них в издании предостаточно.
Вот, например, глава, посвященная украинизации восточных земель нынешней Украины в пух и прах разбивает «доводы» националистов о том, что восток Украины когда-то русифицировали. Наоборот — украинизировали. Причем насильственным образом. И когда читаешь эти страницы, убеждаешься, что история все-таки повторяется. Свидетельства того времени как будто точь-в-точь описывают сегодняшнюю ситуацию.
Далее мы предоставим слово автору, и вы сможете убедиться в том, что украинизаторы начала прошлого века и нынешние ничуть не отличаются друг от друга.    

Как украинизировали Юг России
«Украинизация Юга России — как это начиналось». Так называется глава, которую мы процитируем. Но сначала маленький экскурс в историю.
ДКР в результате Брестского мира, подписанного большевиками, стала жертвой немецкой оккупации в 1918 г. Вместе с оккупантами на ее территорию пришла украинская власть. С самых первых дней представители этой власти приложили максимум усилий, направленных на украинизацию населения.
«Уже в первые часы пребывания на харьковской земле (Харьков был столицей ДКР. — Ред.) полковник А. Шаповал издал приказ о введении украинского языка в качестве официального. Примечательно, что тем же пунктом представитель украинской власти вводил немецкое время. Приказ гласил буквально следующее: «Приказываю во всех государственных институциях Харьковщины все дела вести только на украинском языке; кроме того — с этого времени приказываю пользоваться календарем нового стиля, а часы перевести по-среднеевропейски (на 1 час 8 минут назад)».
Обратите внимание на аналогии с сегодняшним днем не только в украинизации, но и в переводе стрелок!
Владимир Корнилов в своей книге приводит множество свидетельств очевидцев. Вот, например, как описал перевод делопроизводства на украинский язык генерал Деникин: «Начальник пишет бумаги на русском языке и дает ее переводить писарю. Последний берет словарь Толпыго, подыскивает украинские слова и, не зная оборотов речи, склоняет и спрягает их по-русски... Интересно, что сношения с немцами приказано было вести только на русском или немецком языках».
В начале прошлого столетия, также как и сегодня, отказ от украинизации приравнивался к подрыву государственности.
•    «Решительно приказываю уничтожить все надписи, которые имеются по Управлению и по станциям на русском языке, и заменить их на украинские». Это приказ новоназначенного комиссара Южной железной дороги М. Свергуна.
•    «Особым приказом украинского министра почт и телеграфов Сидоренко предписано по всем учреждениям заменить в продолжении трех дней все вывески, надписи, плакаты и объявления украинским языком». Это срочная телеграмма в Харьков из столицы УНР.
•    «Во всех Государственных, городских и земских институциях и учреждениях Харьковской губернии печати, бланки, вывески и надписи внутри сих институций на протяжении 2-х недель завести на Государственном языке». Это распоряжение губернского коменданта Харьковщины.
И все подобные приказы сопровождались угрозами, что не выполнившие их будут «сурово караться по законам Украинской Народной Республики».
Большую роль в процессе украинизации Юга России, который сегодня стал Востоком Украины, сыграли беженцы-галичане, которых немало скопилось в Харькове и Донбассе до революции. Но, по словам свидетеля тех дней Сергея Штерна, галичане не только не привили интернациональному региону идеи «самостийности», а даже наоборот: «Появление галицийской воинской части имело часто последствием окончательное разочарование в самостийности и проявление симпатии к «москалям». Получалось так, что галицийские украинцы являлись невольными насадителями русского духа»
 Сергей Штерн называл украинизацию Юга России «трагикомедией». Владимир Корнилов цитирует очевидца: «Насильственное навязывание украинского языка, малопонятного южно-русскому населению, не освоившемуся с «галицизмами» «мовы», было длительной трагикомедией. Учреждения засыпались бумагами, которые надо было переводить, среди чиновничества началось нездоровое соревнование в знании украинской мовы, шпионаж и доносительство на говорящих «по-московски»... Можно, не рискуя впасть в преувеличение, утверждать, что все разновидности украинской самостийнической власти отдали дань, и не малую, срыванию вывесок на русском языке, переименованию улиц и площадей, перекрашиванию в желто-голубой цвет почтовых ящиков и т. д. Все это делалось с ожесточением, грубо, озлобленно, благо украинские самостийники вербуют адептов преимущественно из малокультурных рядов сельской полуинтеллигенции, а прозелиты и мелкие карьеристы строили на «кацапофобии» свое личное благополучие».

Ну, и как? Что-то изменилось за сто лет? Ничуть. Все такая же «ожесточенная, грубая, озлобленная» насильственная украинизация, никак не стыкующаяся с декларациями украинских политиков о демократии и приверженности европейским ценностям. И все также карьеристы строят на русофобии свое личное благополучие. 










«Крымское время», № 32 от 29 марта 2012

Комментариев нет:

Отправить комментарий