пятница, 23 декабря 2011 г.

Юрий Кара: Иисус Христос, Дон Кихот, князь Мышкин — главные герои на все времена

Известный режиссер пообщался с крымчанами в «Формате-А3»


Олег МАРКЕЛОВ

Из досье «КВ»
Режиссер, сценарист и актер Юрий Кара родился в 1954 году в Донецке. Закончив школу, будущий режиссер поступил в Московский институт стали и сплавов на физико-химический факультет. После окончания института Кара вернулся в Донецк, где работал инженером-радиофизиком. В 1982 году он круто изменил свою судьбу, поступив во ВГИК. Дипломной работой молодого режиссера стала экранизация повести Бориса Васильева «Завтра была война». Картина вышла на экраны в 48 странах мира и принесла Юрию Каре мировую известность. Судьба следующих картин Кары складывалась непросто. Так, в криминальную драму «Воры в законе», которая с подачи критиков получила на одесском кинофестивале «Золотой Дюк» 1988 года антиприз «Конъюнктура. Коммерция. Кич», и политическую сатиру «Пиры Валтасара» по произведениям Фазиля Искандера запрещали к показу; картина «Звезда эпохи» об актрисе Валентине Серовой тоже застряла на пути к прокату.
Юрий Кара учился у Сергея Герасимова, стажировался у Акиро Куросавы и планировал съемки в космосе, на борту космической станции, но этому проекту так и не суждено было осуществиться. Кинокритики говорят о Каре как о режиссере, предпочитающем в качестве сценарной основы литературный материал. Одна из последних по времени работ режиссера — «Гамлет. XXI век» (2009 год).


В Крыму можно снять абсолютно все — от древнего Иерусалима до Магадана, уверен известный российский режиссер Юрий Кара. Все свои фильмы — начиная с дебютной картины «Завтра была война» и заканчивая пролежавшей на полке 17 лет и недавно вышедшей в прокат экранизации «Мастера и Маргариты» — режиссер снимал в Крыму. Конечно, не полностью, а частично. Поэтому к нашему полуострову вообще и к Ялтинской киностудии в частности у Кары особое отношение.
В минувший понедельник Юрий Кара снова приехал в Крым, на сей раз по приглашению медиа-клуба «Формат-А3». В Симферополе режиссер пообщался с крымскими журналистами, писателями, общественными деятелями, любителями кино. Живой и непринужденный разговор вышел далеко за рамки заявленной темы встречи — «Магия и мания современного кино». Хотя тема магии, навеянная «Мастером и Маргаритой», все же была одной из основных.

Съемки с «привкусом» мистики

Пьесы и фильмы, в которых действуют потусторонние силы, пользуются у актеров и режиссеров недоброй славой. Таковы «Макбет», «Пиковая дама», «Вий», и, конечно, «Мастер и Маргарита». Четырехсерийный фильм по роману Михаила Булгакова, который Юрий Кара снял в 1994 году, буквально преследовали неудачи с явным «привкусом» мистики.
Как известно, поначалу режиссер планировал снимать Иудею в Судаке, в Генуэзской крепости. Уже построили декорации, привезли костюмы, массовку, но… Как говориться человек предполагает, а располагают совсем другие силы. Во-первых, подвела погода — выпал снег. Во-вторых, не подвезли пленку. В-третьих, ушел оператор.
— Я поехал в Москву за другим оператором, — рассказывает Юрий Кара. — Еду на встречу на своей новой «Волге», и вдруг… Посреди улицы «полетела» коробка сцепления. Водители сигналят, ругаются, а я выхожу из машины и стою как вкопанный — ведь все произошло как раз напротив того самого булгаковского дома с «нехорошей» квартирой. Ну, какой еще нужен был знак, что в Судаке снимать не надо?
Известие о том, что съемки переносятся в Израиль, повергло продюсера в шок — ведь столько денег уже потрачено, а тут новые расходы...
На Святой Земле съемочную группу ждали новые сюрпризы. Режиссеру
нужна была «тьма». Да-да, та самая, «пришедшая со Средиземного моря», которая «накрыла ненавидимый прокуратором город». Но как снять «тьму», когда в небе — ни облачка, и нет компьютерной графики?
— Наш пиротехник сказал: дайте мне 10 тысяч долларов, и будет вам «тьма», — вспоминает Кара. — Продюсер, скрипя зубами, выдал нужную сумму. Пиротехник отъехал километров на 15 от места съемок и что-то поджег. Грандиозная черная туча закрыла четверть неба, мы приготовились снимать… И в этот момент с неба спустились израильские боевые вертолеты, оттуда вылетели коммандос с автоматами и положили всех в песок. Дело в том, что съемки шли на границе с Сирией, и военные, увидев нашу «тьму», решили, что началась война. Потом, конечно все выяснилось, но туча-то ушла… Кстати, космонавты говорили мне, что почти вся наша планета обычно затянута облаками. Единственное «чистое» место, где практически никогда нет облаков — это Святая Земля. Там особый свет, особенная энергетика. Николай Бурляев, который сыграл Иешуа, до сих пор считает, что это его лучшая роль.
Заметим, что Бурляев номинирован на престижную премию «Золотой Орел», которая учреждена Национальной академией кинематографических искусств и наук России, за лучшую роль второго плана. А Валентин Гафт, сыгравший Воланда — на лучшую роль первого плана. Что лишний раз подтверждает правильность вывода критиков Булгакова: главный герой романа «Мастер и Маргарита» — это сатана.
Десять миллионов для настоящего кино
Первый фильм Юрия Кары «Завтра была война» снимался в Севастополе.
— Я работал на студии имени Горького, у которой было в плане в плане 22 фильма. Из них четыре надо было снять в Крыму, — рассказывает режиссер. — Почему-то люди не хотели сюда ехать. А мне очень понравилось. В Крыму можно снимать все. Например, мало кто знает, что заснеженные «магаданские» пейзажи с чахлой растительностью из фильма «Королев» — это на самом деле пейзажи Ай-Петри. Даже дочь Королева, которая ездила в лагерь, где сидел Сергей Павлович, не узнала, что это не та натура. Недаром еще товарищ Сталин хотел, чтобы советский «Голливуд» был в Ялте.
Юрий Кара обеспокоен судьбой Ялтинской киностудии, которая, по его мнению, должна снимать минимум 4—5 фильмов в год.
— Конечно, кино — дело затратное, нужны большие капиталовложения, нужна политическая воля, — говорит Юрий Викторович. — Ялтинская киностудия должна получать дотацию от государства, минимум 10 миллионов долларов в год. Я думаю, даже половина стоимости одного чернокожего футболиста могла бы составить годовой бюджет киностудии. Зачем ставить страну в зависимость от пива и футбола? Разве нет других целей?
По словам Юрия Кары, в России сейчас создан фонд поддержки отечественного кино. Восемь крупных кинокомпаний (среди них — компании Никиты Михалкова, Федора Бондарчука, Валерия Тодоровского, Константина Эрнста) получают от государства по 10 миллионов долларов в год на безвозвратной основе. Хотя проблемы остались: например, в новых условиях молодые режиссеры вообще лишились финансовой поддержки государства: если в прошлом году было снято около 30 дебютов, то в этом — всего один. В стране снимается много хороших фильмов, но до зрителя они зачастую не доходят. 90 процентов фильмов-лауреатов премии «Золотой Орел» невозможно посмотреть ни по телевидению, потому что там свой формат, ни в кинотеатрах, потому что система проката в руках американцев, а они заинтересованы в продвижении американских фильмов. Пробить эту стену можно, только имея солидный административный ресурс, как, например, Никита Михалков.
Хорошее кино должно помогать обществу определять цели и нравственные ориентиры, считает Юрий Кара.
— Я хотел снять фильм об Андрее Сахарове, — говорит режиссер. — Это Дон Кихот нашего времени. Вслед за Достоевским я считаю, что за всю историю было три идеальных литературных героя — Иисус Христос, Дон Кихот и князь Мышкин. Для Достоевского отправной точкой было послесловие Сервантеса к Дон Кихоту, в котором он пишет, что Дон Кихота не было в реальности, но был его прототип — Кихано Добрый. А добрый человек в наше время выглядит идиотом. То есть, Дон Кихот, князь Мышкин, Андрей Сахаров — это нормальные люди в больном обществе. Сахаров был абсолютно честным человеком, он говорил, что если мы не будем ставить нравственных ориентиров, то общество умрет.













К слову
Юрий Кара планирует снять фильм о легендарном разведчике Николае Кузнецове, памятники которому во Львове и Ровно были снесены украинским националистами в 1992 году.

Стоп-кадр
Одна из ключевых сцен «Мастера и Маргариты» — бал сатаны, для которого нужна была внушительная массовка, состоящая из обнаженных девушек.
— Я думал, что трудно будет найти столько желающих, — признается Юрий Кара. — Но после того, как на студии имени Горького вывесили объявление, желающие выстроились в очереди. Ассистенты сидели в трех комнатах, запускали претенденток десятками, и выбирали одну — двоих.
Однако дамы, не прошедшие кастинг, не смирились с неудачей. Узнав место и время съемок, они раздевались в кустах и забегали в кадр, присоединяясь к обнаженным «гостям» бала. Конечно, никто не помнил в лицо всех участниц массовки, но на экране их все-таки различили: у девушек, которые прошли кастинг, гримеры закрасили следы от купальников (съемки велись в августе), а у «партизанок» эти следы было видно четко.
— Потом мне еще пришлось помучаться с фонограммой, потому что второй режиссер орал в мегафон: «Крестики снимите, на бал сатаны пришли!», — продолжает Кара. — При монтаже тех, кто был с крестиками, пришлось вырезать.

Даже половина стоимости одного чернокожего футболиста могла бы составить годовой бюджет Ялтинской киностудии.

"Крымское время" №143 от 22 декабря 2011 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий