четверг, 29 сентября 2011 г.

Наследник Папы Карло




Марина ГУСАРОВА
Фото Алексея ВАСИЛЬЕВА

Пару-тройку лет назад появилась в Симферополе интересная «фишка» — деревянные скульптуры. На остановке троллейбуса рядом со зданием Верховного Совета раскинул крылья символ поэтического вдохновения — Пегас. А неподалеку, на улице Толстого, «прописался» возле антикварного магазина весьма приличный господин в цилиндре… Да и в привокзальном сквере, до сих пор носящем имя Ленина, допотопную официозность памятника вождю разбавили забавные деревянные скульптуры, радуя глаз уезжающим, приезжающим и просто мимо проходящим. Многочисленные «детища» доселе не известного мне художника, служили лучшим доказательством того, что даже трухлявый пень при наличии художественного вкуса и умелых рук можно превратить в произведение искусства. «Вот бы познакомиться с этим умельцем!» — думала я каждый раз, проходя мимо очередного деревянного шедевра.

Из кулинаров — в скульпторы


То, что мысли материальны, мы с коллегой убедились пару недель назад, увидев на улице Карла Либкнехта сосредоточенного мужчину, превращавшего самый заурядный пень в застывшего в дереве лучника.
— Так это вы тот самый художник? — не верим своим глазам.
— Тот самый!
Да, это он, Игорь Джекнаваров, стал симферопольским наследником Папы Карло, вдыхая в то, что осталось от спиленных деревьев новую жизнь. Правда, по профессии наш новый знакомый — не скульптор и даже не шарманщик, а… кулинар.
— Да, закончил я техникум общественного питания и убежден до сих пор: кулинария — это самое большое творчество, — признается собеседник. — Если умеешь жарить картошку — сможешь все!

Правда, уже лет десять назад Джекнаваров изменил кулинарии со скульптурой — и не жалеет об этом. Дерево Игорь считает не просто материалом, а «соавтором»:
— Все следы на дереве, все изгибы уже сами создают направлении линий очередной скульптуры, ее «фигуру», — поясняет он. — Так что, кто кого создает — непонятно. Дерево надо чувствовать, любить его — и оно само поможет тебе создать нечто уникальное, неповторимое. Спрашиваете, с какой древесиной предпочитаю работать? Больше всего акацию люблю!

Идешь на экзамен — поцелуй коня!

Деревянные изваяния Игоря Джекнаварова можно встретить не только в Симферополе, но и по всему Крыму, а еще — в Москве, Питере и Донецке.
— В городе мои скульптуры любят, — улыбается резчик. — Говорят, что с ними город стал душевным. Что ж, может быть, ведь дерево — это душа земли…
Не побоюсь громкого сравнения — так же, как великий Микеланджело видел в очередной мраморной глыбе Давида или Пьету, так и Джекнаваров почти в каждом пне или деревянной колоде видит будущую скульптуру:
— Вот здесь вижу Спартака со щитом и мечом, — показывает он едва начатую работу. — Дерево это, кстати, привезли аж с джанкойской трассы. Будет этот воин скоро украшать двор одного из заказчиков!

Сколько всего фигур Игорь уже сделал, он и сам точно не знает:
— Честно говоря, не считал. В день делаю обычно по фигуре. А работу посложнее — максимум за две недели. Кого чаще всего заказывают? По-разному бывает. Элвиса Пресли, помню, делал — целых три штуки, «битлов»… А, бывает, заказчики себя хотят видеть в различных ипостасях — то за штурвалом с попугаем на плече, то хоккеистом… А вот эту жена мужа «заказала» — он у нее спортсмен-лучник.
Парадоксально, но факт: на вандалов, ломающих его скульптуры, Джекнаваров вовсе не в обиде — напротив, называет их «санитарами», поясняя:
— Они отламывают ненужные и слабые части — и это правильно!


Деревянные изваяния нашего собеседника, стали в Симферополе настолько любимыми и привычными, что появились даже приметы, связанные с ними. К примеру, если поцеловать в круп того самого Пегаса возле медучилища, на экзамене обязательно повезет!
А вот другому детищу Джекнаварова, «Писающему Бахусу», повезло меньше: как-то проезжающее мимо авто сбило скульптуру на полном ходу. Правда, был ли владелец машины поклонником Бахуса, история умалчивает… А вот воспитанники детских садов «Ласточка» и «Пчелка», а также ученики школы № 7 к находящимся там деревянным скульптурам относятся с пиететом. С пиететом, (или хотя бы с благодарностью) должны, мне думается, относиться к Игорю и городские власти — ведь он, пожалуй, единственный, кто от души, а главное — бескорыстно украшает родной город.

«Работать не стыдно — стыдно не работать!»
Действительно, конкурентов в Симферополе у симферопольского резчика пока нет — и это его немного раздражает: надоело постоянно соревноваться с самим собой. Раздражают порой Джекнаварова и докучливые прохожие, пристающие с глупыми вопросами, а порой и спрашивающие с осуждением: и не стыдно тебе, мол, на улице стоять, пни резать?
— Я всегда отвечаю — стыдно не работать! — говорит он. — Ведь нужно и на жизнь зарабатывать, и на инструменты.


— А не хотелось Вам, Игорь, профессиональное образование получить? — поинтересовались мы на прощанье.
Экс — кулинар широко улыбнулся:
— Да, пытался я как-то поступать в Харьковский художественно-промышленный институт — не взяли. И за это им большое спасибо!
Да, таков он, «оживитель» пней и наследник Папы Карло, Игорь Джекнаваров — резкий, самостоятельный и не признающий авторитетов. Может, именно таким и должен быть настоящий мастер?

"КВ" № 107 ОТ 29 сентября 2011 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий