вторник, 19 июля 2011 г.

КАРЛО БОССОЛИ: КРЫМСКАЯ “TERRA INCOGNITA” РУССКОГО ИТАЛЬЯНЦА




Елена ДЕРЕМЕДВЕДЬ, к.ф.н.

Следуя по узкому длинному коридору, небольшая группа господ с дамами вошла в мрачную погребальную камеру древнего кургана. Здесь упокоился грозный царь — может, даже сам легендарный Митридат.
Слуга зажег факел, который ярко осветил склеп, придав ему еще более зловещий вид. Но где же древние амфоры, украшения, оружие? Некогда устланное дорогими коврами, сейчас погребальное ложе было пустым…
Именно таким представил Крым в своих литографиях итальянский пейзажист Карло Боссоли, надолго закрепив за Тавридой образ страны с божественной природой, романтическими руинами и таинственными народами.
Античные и средневековые фантомы, восточные миражи и неземной красоты природа стали причиной массового увлечения Крымом в первой половине XIX века. Никто еще не ведал об этой удивительной земле. И кому, как не художникам, суждено было сделать первые «фотоснимки» Тавриды!
Сразу после присоединения Крыма к России (1783 г.) на полуостров устремились мастера кисти. По заказу государя Александра I в 1825 году вышел живописный альбом Карла Кюгельхена. В 30-х годах художник Н.Г. Чернецов явил миру более 300 рисунков и акварелей. В середине XIX века около 50 литографий создал симферопольский художник Ф.И. Гросс. Среди этих имен не последнее место занимает и «русский итальянец» Карло Боссоли, посетивший Крым несколько раз — в период с 1828 по 1842 гг.

Судьбоносный переезд в Одессу

Карло Боссоли родился в 1815 году в швейцарском городке Лугано италоязычного кантона Тичино. Через пять лет его отец неожиданно перевозит семью в Одессу, надеясь найти там работу каменотеса. Под покровительством графа М.С. Воронцова всеми работами по строительству Одесского порта руководил выходец из Италии Де Рибас, при котором в городе сложилась целая община итальянцев: архитекторов, художников, торговцев и ремесленников. Представить только — 10% от местного населения!

Маленький Карло сразу влюбился в лазоревое море, призывный крик чаек, многоголосый гомон портового люда. Он мог часами сидеть на берегу, наблюдая, как, надув тугие паруса, в порт входили и выходили корабли. Многие привыкли видеть, как мальчик что-то увлеченно рисовал карандашом на маленьких клочках бумаги. Уже тогда приятели отца говорили, что Карло станет большим художником…
Карло исполнилось одиннадцать, когда император Николай І вдруг прекратил «инвестировать» одесское строительство. Боссоли-старший остался без работы, и деньги на то, чтобы содержать жену и двоих детей, вдруг исчезли. От переживаний отец Карло заболел и вскоре умер.
Мальчику пришлось устроиться на работу в лавку древностей. Работа была не пыльная, и Карло убивал время тем, что копировал старинные эстампы, литографии и гравюры. Удивительно, но многие его копии были лучше оригиналов и, конечно, гораздо дешевле! Вскоре у юного художника появились постоянные клиенты.
А в 1828 году Карло приняли на работу помощником Наннини — художника Одесской оперы.


Улыбка судьбы

Все в жизни талантливого живописца резко изменилось после того, как он был замечен и обласкан генерал-губернатором Новороссийского края и Бессарабии графом М.С.Воронцовым. Увидев в театре декорации Боссоли, мудрый вельможа решил заказать итальянцу живописные виды Одессы.
Вскоре в 1837 году в одесской типографии Д. Кленова на основе этих рисунков был выпущен альбом черно-белых литографий — первое издание работ Карло Боссоли. Так он превратился в придворного живописца, а его семья получила от графа солидное содержание. Со всех сторон на Карло посыпались заказы.

Безмятежная, праздно-текущая дворцовая жизнь быстро наскучила жизнерадостному итальянцу. В 1839 году супруга всесильного Воронцова — графиня Елизавета Ксаверьевна собиралась в путешествие по Италии и пригласила с собой Боссоли. Мечты сбываются! Увидеть Венецию, Неаполь и Рим, познакомиться с художниками Возрождения и изучить классическую школу живописи — что еще может желать начинающий пейзажист?
Исколесив Италию, Карло вернулся в Одессу, неприятно пораженный убогостью своей настоящей родины, все еще томившейся под гнетом Австрийской империи. Можно сказать, что из заграничной поездки Боссоли вернулся с революционной мечтой о независимости и целостности Италии.

Крымская командировка

Энергичному итальянцу не сиделось на месте, его манили новые места, новая «натура» для его прозрачно-воздушных пейзажей. Тут (как раз кстати) Боссоли и получает новое задание от графа Воронцова: он должен отправиться в Тавриду и создать серию романтических литографий о Крыме. Молодой итальянец не знал, что его крымские «каникулы» продляться около двух лет.
Боссоли прибыл в Крым в 1840 году, остановившись в «феодальном» дворце М.С. Воронцова в Алупке. За два года (1840-1842) талантливый рисовальщик создал прекрасные акварели и гуаши: собирательный образ Тавриды. На его картинах оживали морская безбрежная гладь, заснеженные горы, очарование живописных долин, романтические развалины древнего Херсонеса, экзотика мусульманского Востока, грозные стены генуэзских крепостей и таинственные «пещерные города»... Идиллия, безмятежность, покой. Вот это и есть Таврида Карло Боссоли!


Карло нравилось изображать повседневные сцены: морские купания в Севастополе и Евпатории, путешествие на верблюдах по степи, зажигательный татарский праздник. Боссоли считал пейзаж незаконченным, если на его фоне не появлялась одинокая фигура или группа персонажей. Уподобляясь мастерам прошлого, итальянец нередко «вписывал» собственную персону в сюжет своих рисунков. Полагают, что на литографии «Могила Митридата» изображена чета Воронцовых. А вот за танцующими участниками татарского праздника в Массандровском имении Воронцова наблюдают мужчины в европейской одежде. Карло иногда намекал, что это — он вместе со своим высоким покровителем.
Странствуя по полуострову, Карло и не заметил, как быстро пролетело время: он должен был покинуть «полуденную страну». Работами Боссоли Воронцов остался доволен. Листая представленные ему рисунки, граф думал о том, что это послужит делу процветания полуострова. Ведь это была стопроцентная реклама доселе неизвестного, безлюдного и мало посещаемого края. По его приказанию в 1842 г. в одесской литографии Д. Кленова был издан альбом Боссоли «24 вида Крыма». «Алупкинские» же литографии торжественно воцарились в парадных залах одесского дворца Воронцовых.

Пейзажист, баталист и… монах?

Художнику исполнилось 28 лет, когда его мать настойчиво стала просить сына отвезти ее на родину, в швейцарские Альпы. Однако поговаривали и о другой причине отъезда: мол, увлечение художника свободолюбивыми идеями отвратило от него могущественного генерал-губернатора. Поэтому, воспользовавшись семейным предлогом, в 1843 году художник покинул Одессу, где прожил 23 года, и отправился в Швейцарию.

Похоронив мать, Боссоли вместе с сестрой решил устроить себе «гранд-вояж» по странам Европы и Северной Африки. Средства, полученные от Воронцова, позволили им безбедно жить в течение нескольких лет. Карло увлеченно работал над пейзажами-зарисовками и даже писал путевые заметки, которые охотно брали престижные газеты.
В 1845 году наш герой возвратился в Милан, а в 1851 году — вновь уехал в Россию, где запечатлел виды Москвы и Петербурга. Боссоли называли одним из лучших «изобразительных репортеров» и «журналистом с кистью». Он путешествовал по Марокко, делая пейзажи для королевы Виктории, затем по Испании, выполняя заказы императрицы Евгении, жены Наполеона III. В 1853 году маэстро обосновался в Пьемонте, однако, зная о революционных настроениях художника, правительство высылает его из Италии. Боссоли переезжает в Лондон и устраивается главой рисовальщиков «Таймс». Его карикатуры и парламентские зарисовки пользовались большой популярностью. Именно в Лондоне к Боссоли пришла настоящая слава и признание.
…Шла Крымская война (1853-1856). Чувствуя общественное настроение, в 1856 году предприимчивый итальянец публикует в крупном лондонском издательстве «Day and Son» свой альбом цветных литографий «Прекрасные пейзажи и достопримечательности Крыма» («The Beautiful Scenery and Chief Places of Interest throughout the Crimea»), который стал настоящим бестселлером. Любопытным британцам не терпелось увидеть места, где по воле судьбы (и парламента!) воевали и умирали английские солдаты. Они хотели знать, как выглядят Севастополь и Балаклава, ставшие эпицентром кровавого конфликта.
Пейзажи Боссоли тиражировались тысячами! Конкуренцию его альбому могли составить лишь только недавно появившиеся фотографии Роджера Фентона. Нелишенный тщеславия, Карло наслаждался успехом. Его картины покупал весь лондонский свет, включая баронессу Ротшильд и герцога Веллингтона. Сама королева Виктория была очарована талантом Боссоли, пожелав приобрести для себя несколько его крымских пейзажей…
В Италии разразилась война за независимость: доведенные до отчаяния итальянцы восстали против габсбурского гнета. Когда-то изгнанный из этой страны, Боссоли решительно покинул сытый Лондон и на протяжении 1860-1861гг. воевал в рядах Пьемонтской армии. Художник сражался в коннице, в пехоте, не обходил стороной и рукопашные бои. И как результат — более 150 работ, запечатлевших эти события. Все смогли оценить Боссоли не только как пейзажиста, но и как баталиста.
К восторгу художника, Италия, наконец, обрела независимость, и Карло поселился в Турине. Там он построил дом — такой себе Алупкинский дворец Воронцова в миниатюре. Несомненно, он скучал по родной Одессе, по Крыму, по далекой России, где провел более двадцати лет. Не создав собственной семьи, Карло сосредоточился на воспитании племянника, сына рано умершей сестры. В 1884 году в возрасте 69 лет Карло Боссоли тихо отошёл, завещав похоронить себя в родном Лугано.
Последние 25 лет жизни Боссоли окутаны завесой тайны. Художник почти перестал рисовать. Поговаривали, что он тайно принял монашеский обет. Правда это или нет — доподлинно не известно…

"КВ" № 75 от 14 июля 2011 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий