пятница, 29 июля 2011 г.

Современная Европа: национализм против исламизации. Часть первая



Наталья КИСЕЛЕВА

Кровавые события в Норвегии снова внесли в повестку дня дискуссию о будущем Европы. Крах политики мультикультурализма пришлось признать ведущим политикам трех государств, активно насаждавших эту идеологию. Об этом заявили федеральный канцлер Германии Ангела Мергель, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон и президент Франции Николя Саркози.
Этот провал мультикультурности привел к популярности националистических идей. И если коммунизм так и остался призраком, бродившим в прошлом столетии по Европе, то национализм сегодня уверенно завоевывает электорат европейских государств. Учитывая актуальность этой проблемы и для Украины, «Крымское время» предлагает своим читателям серию «сочинений на заданную тему».  


Толковый словарь

Термин «мультикультурализм» появился в Канаде в 60-х годах прошлого столетия для обозначения политики, учитывающей этническое и религиозное разнообразие населения. Формулой мультикультурализма является «интеграция без ассимиляции». Эксперты определяют его как один из аспектов толерантности, «заключающийся в требовании параллельного существования культур в целях их взаимного проникновения, обогащения и развития в общечеловеческом русле массовой культуры».
Апологеты европейского мультикультурализма в Европе преследовали цели включения в европейское культурное поле элементов культуры иммигрантов из стран «третьего мира» в основном мусульманских. Но взаимопроникновения и взаимообогащения не произошло, и их оппоненты заговорили об исламской угрозе для Старого Света.
Исламизация Европы началась после второй мировой войны с миграционных процессов, которые первоначально призваны были решить проблему нехватки рабочих рук. Но решение одной проблемы вызвало другую – межэтническую и межконфессиональную напряженность. Эту опасность цивилизованная Европа и хотела преодолеть с помощью политики мультикультурализма, которая в свою очередь принесла новую проблему, когда дешевая рабочая сила породила феномен дорогостоящего социального паразитизма.
Иммигранты быстро раскусили, что получать социальные пособия гораздо выгоднее, чем вкалывать на низкооплачиваемой работе. А европейцы с удивлением обнаружили, что мультикультурализм требует толерантности только от них по отношению к приезжим, но никак не прививается к новым гражданам, которые в подавляющем большинстве и не собирались интегрироваться в свои новые государства.

Французский легион

 Отрезвев от толерантности, европейские старожилы стали голосовать за националистов, выступающих против иммиграции и исламизации Старого Света. Первопроходцами в этом выборе в поствоенной Европе можно назвать избирателей Франции, лидирующей по темпам роста мусульманского населения (смотрите таблицу). За последние 20 лет доля мусульман в структуре населения Франции увеличилась более чем на 800% (в таблице указаны европейские государства, где численность мусульман за счет эмигрантов выросла более чем на 100%). В современной Франции проживают 86% всех тунисцев Европы, 61% алжирцев и столько же европейских марокканцев.
Французы стали голосовать за националистов еще в середине 80-х годов, когда партия Ле Пена (лидера французских националистов) получила 10 мест в Европарламенте и 35 мест на выборах в нижнюю палату (Национальное Собрание) парламента Франции. В 2002 году Жан-Мари Ле Пен вышел во второй тур президентских выборов с результатом в 16,86 % голосов. Победа на тех выборах досталась Жаку Шираку, но с начала 2000-х французские националисты входят в число наиболее влиятельных партий в стране.
На следующих выборах главы французского государства, которые состоятся в 2012 году, за кресло президента будет бороться дочь Ле Пена – Марин, сменившая своего отца на посту партийного лидера в январе 2011-го.
У 42-летней Марин Ле Пен юридическое образование, трое детей, депутатский мандат в Европарламенте и прекрасные шансы на победу. Об этом свидетельствуют результаты последних региональных выборов, прошедших весной 2010 года и считающихся генеральной репетицией перед президентскими. На этих выборах Национальному фронту Марин Ле Пен удалось получить голос каждого десятого избирателя Франции.
На предстоящих выборах главы государства Национальный фронт наверняка улучшит свой электоральный результат, о чем свидетельствуют данные социологических исследований, согласно которым рейтинг Марин Ле Пен составляет 23%, а действующего президента Николя Саркози – 21%. При этом подавляющее большинство (75%) опрошенных французов не верят в способность Саркози решать государственные проблемы, в том числе межэтнические и межконфессиональные.
А Народный фронт предлагает пути их решения. При этом Мари Ле Пен выражается не так лаконично, как ее отец («Арабов – в Сену!»), но не менее эксцентрично. Так французская публика долго обсуждала пассаж «народной фронтовички», заявившей о «мусульманской оккупации» Франции и сравнившей ее с нацистской: «Пятнадцать лет назад мусульмане носили платок, женщин в платках становилось все больше и больше. Затем появилась паранджа, и стало все больше и больше женщин в парандже. А теперь у нас в общественных местах мусульманские молитвы. Конечно, на улицах нет танков и солдат, но, все же, это оккупация территории, и это мешает французским жителям».
И националистам не надо придумывать страшилки для электората, достаточно напомнить о том, как в 2005 году в пригородах французских городов (Париж, Нант, Тулуза, Бордо и других), населенных мигрантами из арабских стран, прокатилась волна погромов. На примете у «фронтовиков» есть и более свежие примеры: массовые беспорядки в прошлом году в Гренобле. Их устроили также жители арабских кварталов в ответ на убийство полицейскими грабителя. Протестанты, вышедшие на улицы в белых футболках и черных масках, сжигали автомобили, громили автобусные остановки, стреляли из огнестрельного оружия в полицейских и кричали, что будут убивать европейцев. 
В такой ситуации рейтинг Народного фронта резко пополз вверх, еженедельно в ряды французских ультраправых вступают тысячи людей, а Марин Ле Пен на ток-шоу удается собирать рекордное число зрителей – более трех миллионов человек.
Лидер французских националистов предлагает простые решения, которые находят отклик у избирателей. «Справиться с иммиграцией нетрудно, – говорит Марин Ле Пен. – Нужно проводить политику, которая будет отваживать людей от желания эмигрировать. Нужно прекратить социальную помощь, которая действует сегодня и из-за которой с французами иногда обращаются хуже, чем с иностранцами. Нужно установить национальный приоритет для французов при устройстве на работу. Социальное жилье должно предоставляться в порядке приоритета французам. Социальная помощь должна оказываться только французам. Франция сейчас – привлекательная страна для иммиграции».
И такая привлекательность вкупе с ошибками мультикультурной политики привела к популярности националистических идей не только среди французских избирателей. Сегодня, по образному и точному выражению российского политика Дмитрия Рогозина, «уже никакой аспирин толерантности не в силах понизить градус межэтнического и межкультурного напряжения».

О национализме в других странах Европы читайте в следующем номере «толстушки»

Рост численности мусульманского населения в странах Европы с 1990 г. по 2010 г. (в %)

Страны
Рост, %
Франция
828
Португалия
650
Словакия
400
Чехия
400
Финляндия
381
Испания
377
Люксембург
367
Польша
333
Швеция
307
Австрия
295
Швейцария
293
Ирландия
287
Норвегия
267
Нидерланды
266
Великобритания
245
Бельгия
240
Греция
207
Дания
207
Лихтенштейн
200
Италия
184
Словения
169
Германия
164
Македония
162
Румыния
159
Венгрия
147
Черногория
123
Хорватия
108



Крымское время № 81 от 28 июля 2011 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий