четверг, 28 апреля 2011 г.

Владимир Корнилов: если Украина будет и дальше чесать затылок, она окажется на обочине цивилизации


Александр Мащенко

Пятнадцать лет назад в Москве был создан Институт стран СНГ — некоммерческая организация, среди учредителей которой такие структуры как Правительство Москвы, институты Российской академии наук, МГИМО МИД РФ, МГУ. За прошедшие с тех пор годы Институт стран СНГ, бессменным руководителем которого является известный российский политик, депутат Государственной Думы РФ Константин Федорович Затулин, доказал свою нужность не раз, не два, не три и даже не тридцать три. При этом украинское направление всегда было одним из главных, если не главным в деятельности Института. Об этом можно судить уже по названиям организованных им конференций, круглых столов и семинаров: «Россия-Украина — стратегическое партнерство или железный занавес?», «10 лет спустя. Итоги Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Российской Федерацией и Украиной», «Попытки реабилитации ОУН-УПА — преступление против Победы», «Российско-украинские отношения в новых политических условиях», «Россия и Украина: новые горизонты взаимоотношений», «Работа организаций российских соотечественников на Украине по защите позиций русского языка и единства православия в новых политических реалиях», «Статус Крыма и международно-правовой опыт автономии», «Федерализация Украины: от раскола к единству» и т.д., и т.п.
О нынешнем состоянии Содружества независимых государств, о том, какую роль играет в этой организации наша страна, мы беседовали с директором Украинского филиала Института стран СНГ Владимиром КОРНИЛОВЫМ.


— Какие проекты реализует Украинский филиал Института стран СНГ?
— В тяжелые для украино-российских отношений времена мы создали площадку для общения экспертов, людей, заинтересованных в том, чтобы Украина и Россия были как минимум не врагами. В оранжевые годы это была едва ли не единственная площадка, с которой альтернативная официальной власти экспертная точка зрения на украино-российские отношения попадала в информационное пространство. Мы активно занимаемся мониторингом общественно-политической ситуации на Украине, издаем бюллетень «Украина», который в первую очередь направлен на российского читателя, на людей, которые занимаются украинским направлением в России. Мы активно работаем с молодежью — в этом году открыли в Крыму школу для молодых журналистов и политологов. Мы являемся организаторами и участниками многочисленных круглых столов, которые проходят в России и на Украине. Мы заказываем и проводим разнообразные социологические опросы, изучаем общественное мнение и т.д., и т.п.
— Институту стран СНГ исполнилось пятнадцать лет. Как за эти годы изменилось Содружество независимых государств? Есть ли будущее у этой организации?
— Сказать, что мы, сотрудники Института стран СНГ, были довольны тем, как Содружество выглядело пятнадцать лет назад, или что мы довольны тем, как оно выглядит сейчас, это значит сказать неправду. Конечно, нам хотелось бы, чтобы это сообщество государств было более тесным, чтобы появились наконец-то наднациональные органы, которые могли бы принимать согласованные решения, обязательные для всех членов Содружества. Мы хотели бы, чтобы СНГ развивалось примерно так же, как развивается Европейский Союз — с совместными парламентскими органами, с совместными наднациональными структурами. Но при этом мы реалисты и прекрасно понимаем, что подобный проект нельзя реализовать в одночасье. Нужно двигаться постепенно, шаг за шагом. Поэтому Институт стран СНГ поддерживает любые интеграционные проекты на постсоветском пространстве — неважно, в какой отрасли — гуманитарной, экономической, культурной. Россия уже давно приняла на вооружение тактику создания внутри Содружества матрешечных структур. Это и ЕвразЭС, и Таможенный союз, и Единое экономическое пространство. Все это происходит внутри СНГ, и те государства, которые хотят более тесно интегрироваться, участвуют в этих проектах, а те, кто, как Украина, все еще в раздумьях «чешут затылки», рискуют в итоге оказаться на обочине цивилизации.
— Недавний визит на Украину премьер-министра России Владимира Путина привел к очередному витку нашей вечной дискуссии — что же для Украины лучше — евроинтеграция или интеграция с Россией, Европейский Союз или Таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном. А как бы вы ответили на этот вопрос?
— Ну, во-первых, я бы, в отличие от некоторых европейских и украинских экспертов, не противопоставлял эти понятия. Во всяком случае, уж точно нельзя противопоставлять зону свободной торговли с Евросоюзом и Таможенный союз. Во-вторых, давайте зададимся простым вопросом: а что для Украины более реально? Мы долго и нудно, десятилетиями, шли к коммунизму. Кто-то нам обещал, что этот самый коммунизм будет построен в 1980 году. Сказка закончилась, в коммунизме мы не оказались, наоборот, мы оказались намного дальше от него, чем были в том же 1980 году. Поэтому власть решила придумать новую сказку: о том, что когда-нибудь мы станем членами Европейского Союза, и будем жить так, как живут среднестатистический француз или англичанин. Одну сказку заменили другой, и вот уже два десятилетия морочат этой новой сказкой голову рядовым украинцам. Давайте, в конце концов, посчитаем, где больше выгода. Российские эксперты приводят конкретные расчеты — что Украина получит в случае вступления в Таможенный союз. И в то же время ни один украинский эксперт не приводит ни одной цифры о том, какие выгоды сулит нашей стране договор о зоне свободной торговли с ЕС. Правда, мне тут недавно, на одном из круглых столов, один бывший заместитель министра иностранных дел Украины заявил, что где-то там, глубоко в недрах МИДа, он видел эти расчеты. Но почему в таком случае они засекречены от народа и от экспертов? В общем, я убежден в том, что нужно выбирать более реальные и более прагматичные проекты. И конечно, Таможенный союз является намного более реальным и прагматичным проектом, чем эфемерная евроинтеграция.
— Мы с вами беседуем в юбилейные дни. Около года тому назад были подписаны и ратифицированы знаменитые Харьковские соглашения о продлении базирования в Крыму Черноморского флота России. Как вы считаете, какую роль они сыграли во взаимоотношениях между Украиной и Россией? И еще, тогда, год назад, многие надеялись, что это начало прорыва в отношениях между нашими странами, однако этого прорыва, увы, так и не произошло? Как вы думаете, почему?
— Вы знаете, я не совсем понимаю последний тезис. Что значит, прорыва не произошло? А что такое были Харьковские соглашения, если не прорыв? Просто мы, наверное, немного забыли, что было полтора-два-три года назад в отношениях между Россией и Украиной. У нас до горячих стадий конфликта доходило на некоторых направлениях — в частности, в Крыму и в Севастополе. Прорыв произошел, и Харьковские соглашения зафиксировали этот прорыв. Вспомните, всего за несколько месяцев до подписания Харьковских соглашений Россия отказалась направлять на Украину своего посла. Сложно представить себе более низкий уровень межгосударственных отношений, чем был тогда между нашими странами. И посмотрите, что происходит сейчас? Вы увидите, что все в корне изменилось. Да, действительно, год назад многие наивно полагали, что теперь чуть ли не каждый месяц будут заключаться какие-то новые эпохальные соглашения. Но исторические, эпохальные соглашения потому и являются историческими и эпохальными, что они не могут заключаться каждые две-три недели. Да, мне тоже хотелось бы, чтобы отношения между Россией и Украиной достигли нового качественного уровня, чтобы уже в прошлом году мы заключили новые соглашения, в частности, касающиеся более активного участия Украины в различных кооперационных проектах на постсоветском пространстве. Но при этом надо быть реалистами, надо понимать, что нынешнее руководство Украины пытается возродить многовекторность Кучмы. Нынешние лидеры Украины пытаются усидеть на нескольких стульях — и кредит от МВФ хочется, и деньги от ЕС на Чернобыльскую атомную станцию, и более дешевый газ от России, и прямые инвестиции из Сингапура, все это хочется, понимаете? И значит, хочется угодить и одним, и другим, и третьим. Хочется оказаться одновременно и умным, и красивым. Тем не менее, я очень надеюсь, что уже в этом году мы станем свидетелями серьезных интеграционных шагов Украины, направленных на сближение с СНГ.
— В чем конкретно эти шаги могли бы выразиться?
— Мне хотелось бы, чтобы уже сейчас начались переговоры о возможности присоединения Украины к Таможенному союзу. Кроме того, не забывайте, что на май-июнь запланировано подписание соглашения о зоне свободной торговли в рамках СНГ. За спорами о Таможенном союзе и зоне свободной торговли с Европой все как-то упустили из виду, что буквально через несколько недель Украина станет членом зоны свободной торговли в рамках СНГ. Это будет на самом деле очень важный шаг в развитии Содружества — так что не все так плохо, как многие пытаются сейчас представить.

"КВ" №46 от28 апреля 2011

Комментариев нет:

Отправить комментарий