четверг, 28 апреля 2011 г.

Социологи Центра Разумкова доказали, что меджлис спекулирует на дискриминации


Наталья КИСЕЛЕВА
Фото Алексея Васильева

Что удается меджлису хорошо, так это спекулировать на дискриминации соплеменников. Суть этих спекуляций сводится к утверждениям о безземельности, безработице и прочих лишениях в среде крымских татар, что имело место в начале 90-х годов, а сегодня совершенно не соответствует реальности, но уже превратилось в стереотип для мирового сообщества, центральной власти, да и местной тоже. А для меджлиса – это очень удобный миф, который тщательно культивируется и для внутреннего пользования, и для внешнего потребителя.    


Миф о безземельности – 2006 год
Первая попытка избавиться от мифа о дискриминации крымских татар в земельном вопросе была предпринята прошлым составом Совета Министров автономии, при котором была создана специальная земельная комиссия. Результаты работы этой комиссии оказались ошеломляющими. Конечно для тех, кто умеет сравнивать и анализировать. А сравнивать было что.
В рамках работы комиссии были собраны количественные данные по всем административно-территориальным единицам АРК о выделении земли под жилищную застройку крымским татарам и остальным крымчанам. Простые математические расчеты, сделанные на основании этих данных, показали, что среднее обеспечение земельными участками крымскотатарских семей уже перевалило за 100 процентов, а у остальных крымчан – не дотягивает даже до 50 процентов. «Крымское время» не раз публиковало эти расчеты, но власть имущие никак не реагировали на цифры и факты и придерживались политики дискриминации в земельном вопросе по отношению ко всем крымчанам, кроме одной этнической группы, на безземельности которой продолжал и продолжает спекулировать меджлис.
Доказательства того, что безземельность крымских татар является мифом, представлены и в отчете ООНовской структуры – Программы развития и интеграции Крыма. В 2006 году ПРИК ООН в рамках проекта «Мониторинг человеческой безопасности» (Human Security Monitoring) подготовил отчет о «Земельных отношениях в Крыму», в котором черным по белому написано: «На одну семью из числа ранее депортированных в среднем приходится 2,16 участка земли средней площадью 2,75 га, а из числа недепортированных — 1,2 участка / 1,98 га» (см. табл.) Таким образом западные эксперты засвидетельствовали, что средняя землеобеспеченность семей репатриантов уже превысила аналогичные показатели для крымчан. Причем в ДВА РАЗА.
Здесь можно было бы сказать, что семьи крымских татар больше, чем у представителей других этносов, проживающих в Крыму. Но в указанном отчете есть и подушные показатели: «На одного взрослого человека (в возрасте старше 18 лет) из числа депортированных приходится 0,69 участка общей площадью 0,88 га, а из числа не депортированных — 0,47 участка общей площадью 0,78 га» (см. табл.) То есть, по данным опять же западных специалистов, средняя землеобеспеченность НА ДУШУ НАСЕЛЕНИЯ среди крымских татар также выше, чем у представителей других этносов Крыма.
Но и на эти данные западных экспертов крымская власть в 2006 году не отреагировала. И меджлис продолжал не только тиражировать миф о безземельности, но и ответил на неоспоримые доказательства отсутствия в среде крымских татар земельной проблемы серией самозахватов в Симферополе и Симферопольском районе именно в 2006 году.

Миф о безземельности – 2011 год
Самые свежие свидетельства тому, что безземельность репатриантов сильно преувеличена, предоставил Украинский центр экономических и политических исследований им. Александра Разумкова, социологическая служба которого провела 21 февраля–14 марта 2011 года в Автономной Республике Крым и в Севастополе опрос 2020 респондентов в возрасте старше 18 лет и презентовала результаты этого исследования 6 апреля в Киеве на круглом столе «Крым: безопасность и развитие». 
Большинство украинских СМИ растиражировало с этого мероприятия информацию о том, что в Крыму уменьшилось количество сторонников присоединения автономии к России, не удосужившись ознакомиться с полным текстом отчета. А на самом мероприятии отдельные участники, причисляющие себя к экспертам, выступали рупором меджлиса, ретранслируя мифы о безземельности и повторяя за лидером незаконной организации Мустафой Джемилевым еще одну сказку о том, что единственными «украинцами» в Крыму являются крымские татары.
Но если бы эти псевдоэксперты удосужились хотя бы прочитать отчет Центра Разумкова, то они бы увидели, что миф о своей безземельности развенчивают сами крымские татары, а их лояльность к украинской власти приближается к нулю.
Итак, согласно данным социологического исследования, землеобеспеченность крымских татар в 2,5 раза выше, чем у крымских украинцев, и в 2,4 раза выше, чем у крымских русских. На вопрос: «Имеете ли вы в частной собственности земельный участок» - ОТРИЦАТЕЛЬНО ответили 55,2% украинцев, 51,2% русских и 21,7% татар.
Также не соответствуют действительности россказни меджлиса о том, что крымские татары были ущемлены в правах при распаевании сельскохозяйственной земли. Данные того же исследования свидетельствуют о том, что участки сельскохозяйственного назначения в частной собственности имеют 44,6% крымских татар, 33,5% крымских русских и 26,6% крымских украинцев. А теперь ответьте на детский вопрос: «У кого больше?»

Миф о безработице
Также результаты социологического исследования, проведенного соцсужбой Центра Разумкова, свидетельствуют о том, что уровень жизни среди крымских татар ничуть не ниже, а даже выше, чем, к примеру, у крымских русских и украинцев. Этому есть как прямые, так и косвенные доказательства.
Так, например, среди крымских татар меньше, чем среди украинцев и русских, бедных и больше богатых (см. табл.) Если среди крымских русских и украинцев «еле сводят концы с концами» 20,5% и 23,0% соответственно, то среди крымских татар – 17,4%. В то же время «могут себе позволить купить практически все, что хотят» 3,3% татар и только 0,2% украинцев и 0,3% русских крымчан. Да и высокие цены на основные товары массового потребления волнуют меньшее число татар (42,9%), чем украинцев (64,6%) и русских (62,4%).
Но меджлису удалось воспитать у своих соплеменников кверулянство (стремление отстаивать свои ЯКОБЫ УЩЕМЛЕННЫЕ права путем бесконечных жалоб). Этот тип поведения проявляется в ответах на вопрос о наиболее важных проблемах. Так, например, о проблемах обеспечения депортированных работой, жильем и землей заявили 50,3% респондентов из числа крымских татар. Хотя в этом же опросе эти же респонденты сами себя и опровергли. О том, что у них нет земли, заявили, как мы уже указывали выше, только 21,7% крымских татар. Насчет работы тоже не все так однозначно. Да, среди татар в два раза больше не работающих, чем среди украинцев и русских (10,9%, 5,3% и 5,5% соответственно), но это категория респондентов, по данным исследования, которая не просто не имеет, но и НЕ ИЩЕТ РАБОТУ! Да и проблема безработицы волнует меньшее число татар (31,0%), чем украинцев (48,2%) и русских (46,0%).
Эти данные опровергают постоянные заявления меджлиса о том, что крымские татары, по сравнению с другими крымчанами, и менее материально обеспечены и хуже трудоустроены.
Результаты социологического исследования Центра Разумкова опровергли и меджлисовские обвинения в сепаратизме крымских  русских и утверждения Джемилева о том, что татары – это единственные «украинцы» в Крыму. Соцопрос показал совершенно обратное. Но этот миф с помощью Центра Разумкова мы развеем через неделю в следующем номере «толстушки».  

P.S. Автор выступает за конституционное равноправие всех граждан Украины (ст. 24) без привилегий и ограничений по этническому происхождению и другим признакам. 

"КВ" №46 от 28 апреля 2011

Комментариев нет:

Отправить комментарий