четверг, 28 апреля 2011 г.

Чувство Родины измерили в гектарах


Наталья КИСЕЛЕВА
Фото Алексея Васильева

«С чего начинается Родина?» Когда-то эту песню учили все школьники. Сегодня не учат. Сегодня «чувство Родины» прививают политики. Причем чаще националисты. Поэтому их родина начинается не «с хороших и верных товарищей, живущих в соседнем дворе». Их родина начинается с национальной принадлежности живущих в соседнем дворе. Что само по себе не плохо, если только этническое происхождение соседей не приводит к исключительности одних и ненависти к другим.


«С чего начинается Родина? С заветной скамьи у ворот. С той самой березки, что во поле, под ветром склоняясь, растет. А может, она начинается с весенней запевки скворца. И с этой дороги проселочной, которой не видно конца». Это о родной земле.
«Солнцем залиты долины, и куда не бросишь взгляд — край родной, навек любимый, весь цветет, как вешний сад». Это тоже о родной земле.
«Но я люблю — за что, не знаю сам — ее степей холодное молчанье, ее лесов безбрежных колыханье, разливы рек ее подобные морям». И это о родной земле.
Можно вспомнить десятки, сотни и тысячи сочинений о родной земле, где чувство Родины будет «измеряться» в любовных признаниях к степям и горам, рекам и морям, лесам и долинам и прочим ландшафтным разнообразиям. Собственно об этом я и предполагала прочесть в статье Гульнары Бекировой «Для крымских татар земля  — часть идентичности». Но ошиблась. Автор нашла новый критерий идентичности, измерив любовь к родной земле в гектарах. Это у ученых-этнологов одним из признаков идентичности является «вмещающий ландшафт», а здесь — земельные участки, «крымскотатарское землевладение и землепользование», аренда-купля-продажа и т.п. Вот и вся идентичность. А если у крымского татарина нет земельного участка? Тогда он уже и не имеет этнического самосознания? И уже лишен возможности любить Родину? А тот, кто имеет, значит, автоматически и к этносу принадлежит и землю родную любит? 

Но как-то тут не срастается. Вот, например, данные социологического исследования Центра Разумкова   свидетельствуют о том, что среди крымских татар не имеют земельных участков только 21,7%, но при этом готовы покинуть родную землю и уехать из Крыма заграницу 44,8%. Получается, что по меньшей мере для четверти крымских татар наличие земельного участка никак не коррелирует с любовью к родной земле. Конечно, Родину можно любить и на расстоянии, но как тогда быть с утверждением Бекировой о том, что «для крымских татар земля  — часть идентичности»?

Возьмем для примера ответы крымских русских и украинцев на аналогичные вопросы из того же социологического исследования. Среди крымских русских не имеют земельных участков 51,2%, но выражают готовность уехать из Крыма заграницу 38,9%. Среди крымских украинцев не имеют земельных участков 55,2%, а уехать за кордон готовы 33,5%. Причем не факт, что эти потенциальные эмигранты не имеют земельных участков.   
Кстати, об историках, рассуждающих об этнической идентичности, не удосужившись изучить даже ее азбучные основы. Упомянутая выше статья Бекировой — это не просто текст, а ее доклад в Брюсселе в рамках недавно состоявшейся презентации проекта «Крымский политический диалог». По информации, размещенной на сайте «Большая Ялта», этот диалог уже более года в ЗАКРЫТОМ РЕЖИМЕ (!) ведут представители крымского экспертного и журналистского сообщества и киевские специалисты по Крыму для выработки предложений по земельной, языковой и межэтнической политике в автономии.  Участники этого закрытого диалога уверяют, что «группа экспертов и журналистов включает представителей всех основных идентичностей Крыма: быть может, не всегда по происхождению, но обязательно — по самоидентификации».
Не знаю, как измеряли самоидентификацию «крымских экспертов», но, судя по спискам этого «экспертного сообщества», при его формировании члены нелегальной организации меджлис и представители одной этнической группы имели явное преимущество. Так, например, в списке участников одного из диалогов по земельному вопросу среди 14-ти крымчан числились пятеро представителей крымских татар (36% от общей численности крымских экспертов), в том числе трое — члены незарегистрированной, а значит незаконной этнической организации меджлис.
И НИ ОДНОГО ОТ ЗАКОННЫХ И ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ ЭТНИЧЕСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ КРЫМСКИХ РУССКИХ, УКРАИНЦЕВ, ГРЕКОВ, БОЛГАР, АРМЯН, НЕМЦЕВ И ДРУГИХ.
Наверное, потому, что им никто не предписывает измерять свою идентичность гектарами и сотками земельных участков. В связи с этим у них формируется отношение к РОДНОЙ ЗЕМЛЕ не по Гульнаре Бекировой, а по Анне Ахматовой:

В заветных ладанках не носим на груди,
О ней стихи навзрыд не сочиняем,
Наш горький сон она не бередит,
Не кажется обетованным раем.
Не делаем ее в душе своей
Предметом купли и продажи
,
Хворая, бедствуя, немотствуя на ней,
О ней не вспоминаем даже.
       Да, для нас это грязь на калошах,
       Да, для нас это хруст на зубах.
       И мы мелем, и месим, и крошим
       Тот ни в чем не замешанный прах.
Но ложимся в нее и становимся ею,
Оттого и зовем так свободно — своею
.    

"КВ" №46 от 28 апреля 2011

Комментариев нет:

Отправить комментарий